Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

time

"«Как мне пройти на вокзал?» – «Два шага, за углом»..."

Новое стихотворение об уже привычном маршруте.


* * *

«Как мне пройти на вокзал?» — «Два шага, за углом».
Вот мой билет, и не страшно, что будет потом.

Ветер относит послушное время назад,
В пять отправляется поезд Петербург — Ленинград.

Будут в дороге газеты, и книги, и чай,
И за окном замелькают «люблю» и «прощай»,

Мимо пройдёт проводник и посмотрит в окно…
Всё это было в каком-то неснятом кино.

Вечером… Боже, как рано здесь станет темнеть!
Снова в купе тусклой лампе тревожно гореть.

Стынет во мраке измученный город без сна…
Скажет сосед: «Что поделать? Блокада… Война…»

Утром ненастным проснуться, где столько живых
Воспоминаний — как струй по стеклу дождевых.

Кажется, жизнь — это правда, а смерть — это ложь.
Поезд прибудет, как только закончится дождь.

Вот и вокзал, тёплый ветер сентябрьского дня…
Здесь, на перроне, никто не встречает меня.

Не потревожу любимых, друзей и врагов,
Выйду к Неве, но пойду вдоль других берегов;

Буду смотреть, как дома сиротливо глядят,
Как одинокие листья на рельсы летят,

И дожидаться, когда прогремит невпопад
Этот нечастый трамвай Ленинград — Петроград.

© Мария Голикова
time

"Заблудившийся трамвай" Николая Гумилёва в поэзии XX и XXI века

Завтра день памяти Николая Гумилёва. Я ещё напишу об этом, а пока хочу снова коснуться темы "Заблудившегося трамвая" и отследить часть его пути через литературу ХХ века и современную.

О самом этом стихотворении подробно - здесь, в моей статье "«Заблудившийся трамвай» Николая Гумилёва. Об источниках образов и путях ассоциаций". А теперь - о том, что осталось за рамками статьи.

"Заблудившийся трамвай" колоссальным образом повлиял на отечественную литературу. Если говорить о прозе, то первыми из этих влияний, конечно, вспоминаются "Доктор Живаго" и "Мастер и Маргарита", о них упоминается и в статье по ссылке выше. А сейчас я предлагаю взглянуть на поэтический маршрут гумилёвского трамвая.

Collapse )
skazka

"Зеленная лавка" в "Заблудившемся трамвае" Гумилёва

Вчера прослушала одну лекцию о Гумилёве – в записи… Там, среди прочего, шла речь и о знаменитом стихотворении «Заблудившийся трамвай», где есть строфа:

Вывеска… кровью налитые буквы
Гласят — зеленная, — знаю, тут
Вместо капусты и вместо брюквы
Мёртвые головы продают.

Лектор, человек известный, грамотный, образованный, отчётливо прочитал слово «зеленная» с ударением на второй слог – «зелЕнная».

И я поняла, что больше не могу молчать.
Ошибка тем более досадная, что это стихотворение – одно из лучших у Гумилёва. А кровавая «зеленная лавка» – один из самых ярких и глубоких образов "Заблудившегося трамвая".
Кроме того, при чтении вслух очень важно, чтобы «зеленнАя» перекликалось со «знАю» – повторение звуков «з», «н» и ударного «а» создаёт и усиливает эмоцию – а чтение с неправильным ударением эту эмоцию разбивает...

Правильное ударение - "зеленнАя". И никак иначе.

Вот справка из словаря:
Орфографический словарь: зеленнОй (от зелень).
Большой толковый словарь: зеленнОй, -ая, -ое. Устар. Небольшой магазин, лавка, где торговали зеленью, овощами. Зеленнáя лавка.
Русское словесное ударение: зеленнОй; зеленнАя лАвка.

Источник: http://www.gramota.ru/slovari/dic/?word=%E7%E5%EB%E5%ED%ED%EE%E9&all=x

Да, слово устаревшее. Магазинчики, которые раньше назывались зеленными лавками, сегодня называются просто «Овощи».
Но образовано это слово по распространённой модели, от слова «зелень» – так же, как «штабной» от «штаб» или «степной» от «степь»…
А слово «зелёная», с которым нередко путают слово «зеленная», тут ни при чём, это даже не синоним.

Вот моя статья – анализ «Заблудившегося трамвая», в том числе подробный разбор образа «зеленной лавки» с указанием на вероятный источник этого образа: http://gumilev.ru/about/181/.

b1
nebo, Pierrot, England, night

Отрывок из книги. Пэлем Грэнвил Вудхаус "Положитесь на Псмита"

Классика английского юмора - другие характеристики излишни.
        "Примерно в тот час, когда поезд, уносивший лорда Эмсуорта в Лондон вместе с его сыном Фредди, достиг половины пути, очень высокий, очень худой, очень серьезный молодой человек, сверкая безупречным цилиндром и сюртуком элегантнейшего покроя, поднялся по ступенькам дома номер восемнадцать на Уоллингфорд-стрит в Западном Кенсингтоне и позвонил. Сделав это, он снял цилиндр, слегка провел по лбу шелковым платком, ибо солнце пекло довольно сильно, и поглядел вокруг с суровым неодобрением.
        — Чешуйчатый район, — пробормотал он.
        С этим суждением согласились бы все истинные ценители красоты. Когда разразится наконец великий мятеж против лондонского уродства и вопящие орды художников и архитекторов, не в силах долее терпеть, учинят самосуд и бешено промчатся по столице, круша и поджигая, Уоллинг-форд-стрит (Западный Кенсингтон), уж конечно, не избежит огня. Несомненно, эта улица уже давно намечена для уничтожения. Ибо, обладая кое-какими низменными практическими удобствами — невысокой квартирной платой, близостью к автобусам и метро, — она остается мерзейшей улочкой. Расположенная в одном из тех районов, где Лондон прыщавится красными кирпичными домами, она состоит из двух рядов одноэтажных домов, похожих друг на друга как две капли воды, — каждый за облезлой живой изгородью, каждый с цветными стеклами наиболее гнусной разновидности во входных дверях. И порой можно видеть, как точно посередине, спотыкаясь, прикрывая глаза ладонью, бредут юные впечатлительные импрессионисты из колонии художников в Холланд-парке, и слышно, как они шепчут сквозь стиснутые зубы: «Доколе! Доколе!»
        Маленькая служанка открыла дверь и окаменела: посетитель достал монокль и вставил его в глаз.
        — Жаркий день, — сказал он любезно, оглядев ее.
        — Да, сэр.
        — Но приятный, — не отступал молодой человек. — Скажите мне, миссис Джексон дома?
        — Нет, сэр.
        — Ее нет дома?
        — Да, сэр.
        Молодой человек вздохнул.
        — Ну что же, — сказал он, — мы не должны забывать, что подобные разочарования ниспосылаются нам ради какой-нибудь благой цели. Без сомнения, они возвышают нас духовно. Вы поставите ее в известность, что я заходил? Моя фамилия Псмит. Пе-смит.
        — Песмит, сэр?
        — Нет, нет. П-с-м-и-т. Мне следовало бы объяснить вам, что в жизнь я вступил без первой буквы, и мой отец всегда с упорным мужеством держался за просто Смита. Но мне казалось, что в мире слишком много Смитов, и некоторое разнообразие не повредит. «Смитти» я отверг как трусливую уловку, а нынешнего обычая с помощью дефиса присобачивать спереди еще какую-нибудь фамилию я не одобряю, и потому решил взять Псмита. «Пе», должен сказать для вашего сведения, немое. Вы следите за ходом моих рассуждений?
        — Д-да, сэр.
        — Вы не считаете, — спросил он озабоченно, — что я напрасно избрал такой путь?
        — Н-нет, сэр.
        — Превосходно! — сказал молодой человек, сощелкивая пылинку с рукава. — Превосходно! Превосходно!
        И с учтивым поклоном он спустился по ступенькам и пошел по улице. Маленькая служанка смотрела ему вслед выпученными глазами, пока он не скрылся из вида, а потом закрыла дверь и вернулась на кухню".

        Пэлем Грэнвил Вудхаус "Положитесь на Псмита"
foto

"Шёл я по улице незнакомой..."

tramvay-Peterburg
Трамвай у Балтийского вокзала, Санкт-Петербург, 1908 год.

Collapse )

Читать мою статью "«Заблудившийся трамвай» Николая Гумилёва. Об источниках образов и путях ассоциаций" у меня на сайте или на портале gumilev.ru.
foto

Моя новая статья. «Заблудившийся трамвай» Николая Гумилёва. Об источниках образов и путях ассоциаций

Давно обещанный анализ "Заблудившегося трамвая".

Мария Голикова
«Заблудившийся трамвай» Николая Гумилёва. Об источниках образов и путях ассоциаций


       Это стихотворение из последнего сборника Николая Гумилёва «Огненный столп», одно из лучших в его творчестве и одно из самых известных. Его очень любят анализировать литературоведы, что, разумеется, не случайно: во-первых, «Заблудившийся трамвай» притягивает внимание, как всякий шедевр, во-вторых, в нём проявилось поистине колоссальное для своего времени литературное новаторство Гумилёва с одной стороны – и следование традиции с другой. А в-третьих, в «Заблудившемся трамвае» видны отсылки Гумилёва к некоторым вехам его жизни, что и заставляет расшифровывать строки этого стихотворения так, будто они – разобранный пазл, собрав который, можно увидеть нечто, что раньше оставалось скрытым…
       Впрочем, о правомерности такого подхода – чуть позже. Прежде чем предложить собственное прочтение этого стихотворения, обозначим принципы подхода к нему...

Читать дальше на сайте >>
nebo, Pierrot, England, night

"Кармен", постановка Метрополитен Опера

Вчера по "Культуре" смотрела роскошную постановку "Кармен" (Метрополитен Опера, Кармен - Элина Гаранча, Хосе - Роберто Аланья).

Эмоционально - может, это даже самая яркая постановка из всех, виденных мною. Такая страсть, всё так выразительно! Потрясающе. И просто очень красиво.