Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

art

Лето с русскими маринистами

Сегодня -- две картины с одним названием: «На палубе фрегата "Светлана"». Их автор -- Александр Карлович Беггров, художник-маринист, сам служивший на флоте. Эти картины могли бы стать идеальными иллюстрациями к повестям Станюковича.


А. К. Беггров. На палубе фрегата "Светлана". 1881




А. К. Беггров. На палубе фрегата "Светлана". 1884
carabela

Отрывок из книги. Сесил Скотт Форестер "Мичман Хорнблауэр"

Классика морской литературы. Сэр Уинстон Черчилль говорил: "Я нашёл "Хорнблауэра" восхитительным, чрезвычайно увлекательным". К этой оценке прибавить нечего.
        "Спускалась ночь, и по всему горизонту не было видно ни одного корабля. Хорнблауэр знал, что они сразу за горизонтом, но мысль эта не скрашивала его одиночества. Столько надо делать, столько помнить, и вся ответственность ложится на его неокрепшие плечи. Пленных надо задраить в носовой каюте, поставить вахту, даже простая задача найти кремень и огниво, чтобы зажечь нактоузный фонарь, требовала внимания. Поставить на носу впередсмотрящего – пусть заодно присматривает за пленными; другой матрос у руля. Двое пусть поспят, сколько смогут – ставить и убирать любой парус придется авралом. Скудный ужин – вода из бачка и сухари из кладовой. Постоянно следить за погодой. Хорнблауэр в темноте мерил шагами палубу.
        – А вы почему не спите, сэр? – спросил рулевой.
        – Я лягу позже, Хантер, – отвечал Хорнблауэр, стараясь не подать виду, что это просто не пришло ему в голову.
        Он понимал, что совет разумный, и попытался ему последовать. Спустившись вниз, он бросился на капитанскую койку, но заснуть, конечно, не смог. Когда он услышал, как впередсмотрящий орет в люк, чтобы двое других матросов (они спали в соседней каюте) сменили первых на вахте, то не удержался, встал и вышел на палубу посмотреть, все ли в порядке. Убедившись, что на Мэтьюза можно положиться, Хорнблауэр заставил себя спуститься вниз, но не успел лечь, как новая мысль бросила его в дрожь. Он вскочил на ноги, все его самодовольство улетучилось, сменившись крайней озабоченностью. Он бросился на палубу и направился к Мэтьюзу, сидевшему на корточках у недгедсов. Collapse )
foto

История одного снимка

Оригинал взят у idmkniga в История одного снимка


Этому снимку в 2013 году исполнилось двадцать пять лет.
Над причалами водной станции, где швартовались суда флотилии «Каравелла», висел солнечный, тёплый, но безветренный день. Штиль для яхт, конечно же, не самое лучшее время. Матросы и командиры загрустивших парусников бродили по берегу и томились от безделья. И вдруг кто-то вспомнил, что у Командора флотилии скоро ( всего-то через три месяца!) юбилей — полсотни лет.
— Давайте, сфотографируемся на память!
Десяток человек тут же сколотились в дружную компанию, она расселась на бетонном парапете маленькой шлюпочной бухты. Командора поставили впереди.
— Владислав Петрович, сделайте вид, что вы учите нас морским премудростям!
— Охотно… Если вы, братцы, будете швартовать яхты так же небрежно, как сейчас, первый же шквал понаделает из них щепок…
— Не понаделает! Мы успеем уйти от берега! Лишь бы дунуло!
Вскоре и правда «дунуло», но лихие экипажи, разумеется, успели выскочить на открытую воду. А на память о той короткой беседе остался снимок. Его сделал ровесник этих ребят, Алёшка, сын Владислава Петрович. Он потом жалел, что его не оказалось на этой фотографии…
Полный солнца и ветра день пролетел стремительно… А потом так же стремительно пролетели ещё четверть века — с плеском волн и шумом ветра в такелаже. А снимок остался — на память о тех временах. Здесь, на берегу маленькой бухты — мальчишки из разных экипажей, с очень разными характерами, но во многом одинаковые: своим ощущением ребячьего братства и преданностью парусам. За их беззаботностью прячется ожидание ветра. Они знают, что скоро побежит по воде первая рябь, зашумят тополя и прозвучит команда: «Экипажи, по яхтам!» А следом другая: «Пошёл отход!» И над синевой озера заскользят белые крылья…

Владислав Крапивин


Collapse )

carabela

Отрывок из книги. К.М. Станюкович "Вокруг света на «Коршуне»"

Этот отрывок - начало романа, на котором я выросла, перечитывала его несчётное количество раз: "Вокруг света на «Коршуне»" К.М. Станюковича. Это автобиографическая вещь. Станюковича принято считать маринистом, но он куда меньший маринист, чем, например, Джозеф Конрад. Главная тема Станюковича - не море, а люди, человеческие отношения. Больше всего его интересовала человеческая психология.

Впрочем, это не помешало ему описать море так ярко и зримо, что я до сих пор помню, как впервые (мне тогда было лет двенадцать) прочитала описание шторма в "Вокруг света на «Коршуне»". Меня от него почти укачало. :)

Кстати, для меня эта книга стоит в одном ряду с "Детьми капитана Гранта" - по ней очень здорово учить географию. Кругосветное путешествие на парусном корабле, описанное во всех подробностях, разные страны, природные явления, приключения... Итак, начало:

        "В один сумрачный ненастный день, в начале октября 186* года, в гардемаринскую роту морского кадетского корпуса неожиданно вошел директор, старый, необыкновенно простой и добродушный адмирал, которого кадеты нисколько не боялись, хотя он и любил иногда прикинуться строгим и сердито хмурил густые, нависшие и седые свои брови, журя какого-нибудь отчаянного шалуна. Но добрый взгляд маленьких выцветших глаз выдавал старика, и он никого не пугал.
        Семеня разбитыми ногами, директор, в сопровождении поспешившего его встретить дежурного офицера, прошел в залу старшего, выпускного класса и, поздоровавшись с воспитанниками, ставшими во фронт, подошел к одному коротко остриженному белокурому юнцу с свежим отливавшим здоровым румянцем, жизнерадостным лицом, на котором, словно угольки, сверкали бойкие и живые карие глаза, и приветливо проговорил:
        – Тебя-то мне и нужно, Ашанин.
        – Что прикажете, ваше превосходительство?
        – Ничего не прикажу, братец, а поздравлю. Очень рад за тебя, очень рад...
        Молодой человек недоумевал: с чем поздравляет его директор и чему радуется? Collapse )
carabela

Кем был Джон Сильвер?

"- Джентльмены удачи, - ответил повар, - редко доверяют друг другу. И правильно делают. Но меня провести нелегко. Кто попробует отпустить канат, чтобы старый Джон брякнулся, недолго проживет на этом свете. Одни боялись Пью, другие - Флинта. А меня боялся сам Флинт. Боялся меня и гордился мной... Команда у него была отчаянная. Сам дьявол и тот не решился бы пуститься с нею в открытое море. Ты меня знаешь, я хвастать не стану, я добродушный и веселый человек, но, когда я был квартирмейстером, старые пираты Флинта слушались меня, как овечки. Ого-го-го, какая дисциплина была на судне у старого Джона!"

Роберт Льюис Стивенсон "Остров сокровищ"


Здесь небольшая неувязка: получается, что грозный капитан Флинт и его страшные пираты боялись своего собственного завхоза? Да, ведь квартирмейстер - это тот, кто отвечает за снабжение, провизию, ремонт и прочие хозяйственные вопросы... И как это понимать?

Дело в том, что у слова quartermaster существует ещё одно значение, которое, к сожалению, не было учтено при переводе. Хотя именно это значение надо рассматривать первым, когда речь заходит о пиратах: quartermaster - это командир абордажной команды, квартердека. Этого человека все боялись и правильно делали - мало того, что он возглавлял абордажную команду, он ещё и делил добычу, назначал наказания провинившимся, решал, на кого нападать, а на кого - нет, и т.д. На пиратских судах он имел огромные полномочия, мог даже отменять приказы капитана - и, естественно, сам становился капитаном, если с последним что-то случалось.

Вот что звучит по этому поводу в онлайн-интервью Владислава Крапивина: Collapse )
carabela

Военно-морской английский

Встретился очень интересный пост, точнее, два - по ссылке ниже тоже советую сходить.

Оригинал взят у satchel17 в Военно-морской английский

«Ни один человек не станет моряком, если у него достаточно ума, чтобы попасть в тюрьму; потому что жить на корабле - все равно что сидеть в тюрьме, только с возможностью утонуть... в тюрьме у человека больше места, лучшая еда и обычно лучшая компания». (Сэмюэл Джонсон).

Это мое любимое высказывание о моряках. А вообще, по результатам этого поста о морской душе англичан  http://antoin.livejournal.com/880017.html захотелось посмотреть, как такая всеобщая оморяченность влияла на язык. Как-никак, само прозвище англичан - "limey" (лимонники) - имеет флотское происхождение (из-за лимонов-лаймов, которыми кормили в Ройял Нэйви для профилактики цинги). И, конечно, в современной бытовой английской речи осталось много идиом родом из парусного флота. Многие из них труднопереводимы, но есть и ничего себе.
Collapse )
carabela

Стивен Каллахэн "В дрейфе: 76 дней в плену у моря"

Самое потрясающее в этой книге то, что в ней ничего не придумано. Всё произошло на самом деле.

Стивен Каллахэн - американский яхтсмен. 19 января 1982 года он поднял паруса на своей яхте "Наполеон Соло" и в одиночку начал переход через Атлантику - с Канарских островов в Карибское море. Через шесть дней Collapse )
carabela

Тень каравеллы

Сегодня стала разбирать папку со своими старыми стихами и записями - и вспомнила замечательного писателя, книги которого очень повлияли на меня в детстве, многому научили и объяснили многие вещи. Это Владислав Крапивин.
Кто это и что такое отряд "Каравелла", в Екатеринбурге никому объяснять не надо, а тем, кто не знает, расскажу. Крапивин - замечательный детский писатель, автор множества приключенческих и фантастических книг. Вот его официальный сайт: http://www.rusf.ru/vk/index.htm.

В 1961 году он основал в Екатеринбурге, тогда ещё Свердловске, детский отряд "Каравелла". Там занимались - и занимаются - журналистикой, фехтованием и морским делом. Отряд существует и по сей день: http://www.carabela.ru/.

Я туда не ходила - училась в простой и в художественной школах, жила далеко, и на что-то ещё просто не хватило бы времени, если относиться к делу ответственно. Но читать и мечтать ничто не мешало. Каравелловские принципы я знала наизусть, они актуальны для меня и сегодня.

Не знаю, читают ли книги сегодняшние дети так же взахлёб, как читали мы с друзьями. Но я очень желаю им поменьше сидеть у компьютеров и побольше читать, придумывать, делать что-то своими руками, потому что это очень здорово. Получается фантастическое детство, которое не просто приятно вспомнить. Сегодня я понимаю, что мои детские мечты, даже самые романтические, не пропали зря, не исчезли со временем, а воплощаются в реальности. Крапивин из тех писателей, чьи книги уводят в придуманный мир не для того, чтобы укрыть от реальных проблем, а учат не бояться этих проблем и решать их.

И ещё одна очень важная вещь - они помогают наполниться романтикой, почувствовать романтический пафос и полюбить его - и впоследствии не комплексовать, если надо будет открыто высказать свои чувства или выступить против мнения большинства. Не бояться, что тебя кто-то не поймёт или посмеётся над тобой. И вообще иметь в виду, что любое настоящее дело требует преданности, а значит, и искренности, и что своих чувств никогда не нужно стесняться. Если любишь что-то, то говорить об этом надо прямо и без иронии - только так можно найти единомышленников и друзей.

Collapse )