Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

nebo, Pierrot, England, night

О неверии в успех

        Неверие в успех, в саму его возможность, – это практически полная гарантия неудачи. И это гораздо хуже, чем любые объективные трудности и ограничения, потому что человек сам заранее отказывается от позитивного результата, перечёркивает его, а окружающий мир под эту установку послушно подстраивается.
        Однажды в продуктовом магазине я увидела двух дам, которые шли мимо молочного, критически оглядывая полки, и одна говорила другой:
        – Нигде невозможно купить кефир. Вот и здесь наверняка нет кефира! Ну конечно, его нет! Вот видишь!
        Они ушли, убеждённые в деградации всех магазинов и в собственной правоте. А между тем, кефир был, «смотрел» прямо на них, и было из чего выбрать… Но они не заметили его — только потому, что были убеждены, что его не увидят.
        То же самое происходит и в более серьёзных ситуациях. К примеру, если родители убеждены, что их чадо глупое, бестолковое и, так сказать, высоко не взлетит, оно будет оправдывать их ожидания — если не найдёт в себе силы переломить эту инерцию (что для ребёнка титанический труд).
        Или если человек хочет чего-то, мечтает о чём-то, но убеждён, что этого ему никогда не добиться, – он этого не добьётся ровно до тех пор, пока не выключит в своём сознании это «никогда» и не начнёт действовать конструктивно и замечать возможности, а не прятаться от них.
gum

"Мама на даче..."

Аля Кудряшева
И ТЫ ИДЁШЬ ПО ГОРОДУ, И ЗА ТОБОЙ ЛЕТЯТ БАБОЧКИ

Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовёт купаться. Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвёртый класс — то есть почти что старый. Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнётся, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это. Хлеб получёрствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестрёнка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет тёплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге — и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далёком детстве. Яблоко съелось, ушёл состав, где-нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", — бормочу сквозь сон. "Сорок", — смеётся время. Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу. Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза-бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто-нибудь ждёт меня во дворе, кто-нибудь — на десятом. Десять — кончаю четвёртый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.
skazka

Дюма

Прекрасное из "Графа Монте-Кристо": "Он усердно оказывал честь завтраку, как человек, в продолжение почти пяти месяцев вынужденный довольствоваться итальянской кухней, как известно, одной из худших в мире".

Одна рука сразу тянется к любимому сборнику итальянских рецептов, а другая - к "Eat, Pray, Love" :)))
skazka

«Чертовски»

Реплика в сторону стоящих где-то далеко любителей словечка «чертовски», внезапно ставшего модным.
Оно сниженное по окраске. Оно не равно слову «очень». Оно весьма капризно в употреблении.
«Я чертовски устал!» – ещё можно сказать в какой-то ситуации. И добавить: «Погода чертовски плохая!». Но подборки «чертовски интересных фильмов», статей, авторы которых «чертовски правы», «чертовски мудрый совет», «чертовски вкусный чай» и прочее в таком духе – это впечатляет и запоминается, как берцы, надетые с бальным платьем.
nebo, Pierrot, England, night

Боязнь быть "слишком хорошим"

"А чтобы вы не думали, что я пай-девочка…" – и дальше история о каких-то ночных похождениях.
"Чтобы после вчерашнего поста не показалось, что я слишком правильный…" – и дальше нечто матом.
Встречали такое? Боязнь выглядеть "слишком хорошим".

Мне любопытно, что это за качество, точнее, что за ним стоит – за этим стеснением, страхом "положительного образа". Но что, собственно, страшного в том, чтобы быть и выглядеть правильным, хорошим, пай-девочкой, наконец, или пай-мальчиком, этаким положительным героем? Что это за невротическое бегство – куда угодно, лишь бы прочь от "идеала"?

Это банальные школьные опасения показаться "ботаником", отличником-очкариком, который всегда слушается маму, кушает кашу и не живёт "настоящей жизнью"? Если так – то это просто реакция внутреннего гопника (у кого он есть, внутренний гопник). Т.е. это убеждение, что все "слишком правильные" – ненормальные и неадекватные, а я-то, мол, не такой.

Или же это другое, это подсознательный страх ответственности, которую налагает роль "правильного" и "хорошего" – и в книгах, и в жизни, кстати, тоже? Самым лучшим ведь обычно больше всех достаётся неприятностей, испытаний, а более "испорченные" живут проще и веселее. Может, так срабатывает страх этого сюжета, включается самозащита от него? Этакий механизм "спуска на землю".

Или это опасения, что другие подумают, будто у тебя "зубов" нет, и при первом же удобном случае либо съедят, либо на шею сядут, будут пользоваться твоей добротой?

Или это просто страх выделиться из толпы, отличиться?

Или что-то иное, что-то ещё? Как думаете?
nebo, Pierrot, England, night

"Ночная терраса кафе" как "Тайная вечеря"


Винсент Ван Гог. Ночная терраса кафе. 1888. Музей Креллер-Мюллер, Оттерло, Нидерланды.

Один из шедевров Винсента Ван Гога - "Ночная терраса кафе" 1888 г. Исследователь Джаред Бакстер выдвинул версию, что на этой картине воплощён сюжет Тайной вечери.

И в самом деле, стоит повнимательнее присмотреться к посетителям кафе, к расположению фигур. Посередине - официант с длинными волосами и в белом одеянии, напоминающий Христа. Вокруг него - двенадцать посетителей кафе, по числу апостолов, причём один из них стоит в дверях, как Иуда, который, как известно, покинул ужин. А прямо за спиной официанта - окно, переплёт которого образует крест.

Здесь присутствуют и другие "рифмы" с евангельским сюжетом: всё происходит поздним вечером, ночью; образ официанта можно соотнести с образом Иисуса - перед нами трапеза, официант - тот, кто даёт еду, а на Тайной вечере Иисус давал ученикам хлеб и вино; да и сама роль официанта - это же, по существу, роль слуги: Иисус, как известно, перед этим последним ужином мыл ноги ученикам.

И ещё один момент, очень важный, на мой взгляд: ощущение от картины. Формально это пейзаж, но великолепно написанная ночная улица и небо воспринимаются только как фон для действия, происходящего на освещённой террасе. Светлая фигура официанта и сидящие за столиками посетители кафе создают внутри картины некое самостоятельное целое, приковывают взгляд. Можно ненадолго отвлечься от них, посмотреть на прохожих, на горящие окна, на звёзды, на камни мостовой - и тут же снова невольно вернуться к происходящему на террасе. В этой сцене, при всей её будничности, есть какое-то необъяснимое напряжение и притягательность.

P.S. Изображение кликабельно.
Frodo

Отрывок из книги. Дж. Р. Р. Толкин "Властелин колец"

Отрывок в моём переводе.

Глава 4.
Самый короткий путь к грибам

        Наутро Фродо проснулся свежим и бодрым. Он лежал под деревом, ветви которого, ажурно переплетаясь, свисали до самой земли; его ложе из папоротника и травы было глубоким, мягким и душистым. Солнце сияло сквозь трепещущие листья, ещё зелёные, несмотря на осень. Он вскочил на ноги и выбрался наружу.
        Сэм сидел на траве у края поляны. Пиппин стоял, изучая небо и погоду. Не было ни следа эльфов.
        – Они оставили нам фрукты, питьё и хлеб, – сказал Пиппин. – Иди завтракать. Хлеб почти такой же вкусный, как ночью. Я бы всё съел, да Сэм удержал.
        Фродо сел рядом с Сэмом и начал есть.
        – Какие планы на сегодня? – спросил Пиппин.
        – Дойти до Баклбери как можно скорее, – ответил Фродо и снова занялся едой.
        – Думаешь, встретим этих всадников? – спросил Пиппин беззаботно. Под утренним солнцем его как будто не пугала даже перспектива встречи с целым их отрядом.
        – Да, вероятно, – сказал Фродо, недовольный напоминанием. – Но я надеюсь перебраться через реку так, чтобы они нас не заметили.
        – Ты выяснил что-нибудь у Гилдора про них?
        – Немного – только намёки да загадки, – ответил Фродо уклончиво.
        – А ты спросил, почему они принюхиваются?
        – Это мы не обсуждали, – отозвался Фродо с набитым ртом.
        – А надо было! Я уверен, это очень важно.
        – А я, в таком случае, уверен, что Гилдор отказался бы объяснять, – резко сказал Фродо. – И оставь меня в покое хоть ненадолго! Я не хочу вопросов, пока ем. Я хочу подумать!
        – О небеса! За завтраком?! – изумился Пиппин, но отошёл на край поляны. Collapse )
skazka

Сахара


Пустыня Сахара в Тунисе. Фотограф Алексей Крапухин.


...И, быть может, немного осталось веков,
        Как на мир наш, зеленый и старый,
Дико ринутся хищные стаи песков
        Из пылающей юной Сахары.

Средиземное море засыпят они,
        И Париж, и Москву, и Афины,
И мы будем в небесные верить огни,
        На верблюдах своих бедуины.

И когда, наконец, корабли марсиан
        У земного окажутся шара,
То увидят сплошной золотой океан
        И дадут ему имя: Сахара.

Николай Гумилёв "Сахара"

Читать стихотворение целиком: http://gumilev.ru/verses/68/.
miracle

Рецепт вкусного и полезного чая

Прекрасный чай, особенно он хорош зимой - отлично согревает и укрепляет иммунитет. Продаются готовые сборы в пакетиках примерно с таким составом, но в них вкус совсем не тот плюс искусственные ароматизаторы. Я люблю готовить этот чай сама - получается несравнимо вкуснее и полезнее.

На один заварочный чайник требуется:

1. Хороший чёрный байховый чай без каких-либо добавок и ароматизаторов
2. Пряности:
- Щепотка (или чуть меньше - по вкусу) корицы
- Два бутона гвоздики
- Тёртый корень имбиря - немного, на кончике ножа. Брать молотый из пакетиков не советую, никакого аромата, лучше купить корень и натереть на мелкой тёрке. Не переборщите, имбирь полезен, только когда его немного, к тому же, он очень ароматный.

Залить пряности кипятком, чуть-чуть подержать на огне (довести до кипения, но не кипятить) и залить ими заварку. Закрыть чайник, дать настояться 5-6 минут, перемешать - и можно пить.

А если пряности любят не все, их можно заварить отдельно от чая (дать настояться минут 5) и добавлять прямо в чашки по вкусу.

Этот чай особенно хорош с мёдом.
art

Джоан Харрис "Шоколад"

Я наконец-то прочитала книгу Джоан Харрис "Шоколад" - по ней поставлен одноимённый фильм с Жюльет Бинош и Джонни Деппом. Фильм давно у меня в любимых, а о книге я слышала противоречивые отзывы и решила составить собственное мнение.

Первая мысль - искреннее восхищение человеком, который сумел сделать из этого романа такой бесподобный сценарий. Фильм - для меня - на порядок выше книги по художественному уровню.

Книга и фильм заметно отличаются по сюжету и по построению. Книга написана в форме дневника, попеременно от лица двух героев: Вианн (в фильме её играла Жюльет Бинош) и Рейно.
В фильме Рейно сделали мэром, сразу устранив прямолинейность конфликта, а в книге он священник, кюре, который, разумеется, логично отождествляет себя с добродетелью и церковью и полагает, что шоколад - это грех. Нетрудно догадаться, что у Рейно на самом деле Collapse )