Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Category:

Концерт в Свердловской филармонии 10 июня, Сергей Крылов и УАФО. Паганини и Берлиоз

Позавчера я была в филармонии на потрясающем концерте. В первом отделении скрипач-виртуоз Сергей Крылов исполнял концерт №4 для скрипки с оркестром Никколо Паганини.
Мстислав Ростропович говорил, что Сергей Крылов входит в пятёрку лучших скрипачей мира, а Юрий Башмет назвал его «думающим виртуозом», а всех нас — «современниками выдающегося музыканта». Полностью присоединяюсь к этим словам. Могу сказать ещё многое, все слова будут в превосходных степенях — но, пожалуй, не стану говорить ничего, потому что музыка всё ещё звучит в памяти, и на её фоне слова кажутся бледными, блёклыми, слабыми.
Как я люблю Паганини, наверное, тоже нет нужды повторять. Первое отделение концерта с невероятной скрипкой Крылова было каким-то запредельным. Порой казалось, что звучит не скрипка, а множество разных… даже не инструментов — стихий, такое невероятное тембральное богатство звука было, такие эмоции. «Музыкант играл на скрипке…»

А во втором отделении звучала «Фантастическая симфония» Гектора Берлиоза в исполнении нашего великолепного Уральского академического филармонического оркестра, дирижировал Дмитрий Лисс. Произведение уникальное. Можно долго говорить о том, что это воплощение романтизма в музыке, но я, когда слушала, думала не об истории этой симфонии, не о вдохновившей её несчастной любви музыканта к рыжеволосой ирландской актрисе Гарриэт Смитсон — и даже не о реакции Паганини на тот концерт 1838 года в Париже, когда Берлиоз сам дирижировал «Фантастической симфонией». Это произошло за два года до смерти Паганини. Великий скрипач, восхищённый музыкой, тогда встал перед Берлиозом на колени, а на следующий день подарил ему огромную сумму денег, которая позволила Берлиозу, собственно, творить дальше и остаться композитором, а не погрязнуть в бесконечной суетливой деятельности музыкального критика, которой он зарабатывал на жизнь…

Всё это, безусловно, вспомнилось, но я думала не об этом, а о Булгакове и его «Мастере и Маргарите». О том, что в музыке Берлиоза подробнейшим образом разворачиваются главные темы и эпизоды романа, причём со всеми надлежащими эффектами. Кто слышал «Фантастическую симфонию» в живом звуке, тот поймёт, а кто не слышал — поверьте на слово: в этой музыке множество эффектов, выходящих очень далеко за рамки традиционного понимания классической музыки. Акустические иллюзии — кажется, будто над залом, то приближаясь, то отдаляясь, носятся какие-то существа; в третьей части звучат отдалённые раскаты грома, в четвёртой, «Шествие на казнь», возникает леденящее кровь смешение звуков, где слышится и марш, и барабанная дробь, и крики людей, и обрывающий всё удар палача, и жуткий звук, с которым катится отрубленная голова… А в пятой части, «Сон в ночь шабаша», вообще можно услышать пляску скелетов с непередаваемым сухим стуком костей.

Полное название этого произведения — «Эпизод из жизни артиста, фантастическая симфония в пяти частях». Вдохновила её, как я уже говорила выше, несчастная любовь Берлиоза к ирландской актрисе Гарриэт Смитсон. Нельзя не заметить созвучие имён «Гарриет», «Гарриетта» — «Маргарита»… По сюжету, молодой музыкант в припадке любовного отчаяния отравляется опиумом. Не рассчитав дозу, вместо смерти погружается в фантастические видения, в каждом из которых, всё время преображаясь, его преследует тема любви, тема возлюбленной, сначала нежная и лирическая, потом — всё более и более зловещая. В итоге музыканту кажется, что он убил свою возлюбленную, и его казнили, а после смерти он попадает на шабаш и обнаруживает, что его возлюбленная — ведьма…
Музыка Берлиоза «рифмуется» с романом Булгакова, и рифмы получаются точные. Там можно угадать и полёты нечисти над булгаковской Москвой, и всю тему Мастера и Маргариты, и превращение Маргариты в ведьму, и её головокружительный полёт, и бал у Воланда…
Булгаков сам прямо указал на параллель романа с этой музыкой, дав несчастному герою первых глав фамилию Берлиоза и характерную гибель и тем самым напомнив один из самых запоминающихся моментов «Фантастической симфонии», звук, с которым падает и катится отрубленная голова.
А в отдалённых громовых раскатах почти слышится: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город…»

И ещё один момент, который тоже подсказала музыка и который я обязательно хочу отметить. Многих напугала эта вещь Берлиоза, его сочли чуть ли не основоположником демонизма в европейской музыке. Но, пожалуй, главное качество его музыки — её невероятная театральность, артистичность. В ней очень много юмора. И роман Булгакова точно в такой же степени театрален и полон иронии. Это не только совершенно по-иному расставляет акценты, это открывает целую бездну новых смыслов… Более того, мне кажется, что театральность — ключ к этой музыке, по-своему очень наивной, при всех фантастических эффектах и сложности.

К слову, бесконечно театральна и музыка Паганини… Театральна, иронична и при этом глубоко гармонична.
Tags: Екатеринбург, Паганини, книги, музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments