Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Category:

Осень с Гюставом Доре

Продолжаем путешествие по "Божественной комедии", сегодня - Чистилище.

675

Песнь II. Новоприбывшие души умерших.— Каселла

...он к земле пристал,
И челн его такой был маловесный,
Что даже и волну не рассекал.

Там на корме стоял пловец небесный,
Такой, что счастье - даже речь о нем;
Вмещал сто душ и больше струг чудесный.

"In exitu Israel" - так, в одном
Сливаясь хоре, их звучало пенье,
И все, что дальше говорит псалом.

Он дал им крестное благословенье,
И все на берег кинулись гурьбой,
А он уплыл, опять в одно мгновенье.




1355575023-1232579-www.nevsepic.com

Песнь III. Умершие под церковным отлучением.— Манфред

Пока он медлил, думою объятый,
Не отрывая взоров от земли,
А я оглядывал крутые скаты, -

Я увидал левей меня, вдали,
Чреду теней, к нам подвигавших ноги,
И словно тщетно, - так все тихо шли.

"Взгляни, учитель, и рассей тревоги, -
Сказал я. - Вот, кто нам подаст совет,
Когда ты сам не ведаешь дороги".



12

Песнь VII. Долина земных властителей

Природа здесь не только расцвечала,
Но как бы некий непостижный сплав
Из сотен ароматов создавала.

«Salve, Regina»,— меж цветов и трав
Толпа теней, внизу сидевших, пела,
Незримое убежище избрав.

«Покуда солнце всё ещё не село,—
Наш мантуанский спутник нам сказал,—
Здесь обождать мы с вами можем смело.

Вы разглядите, став на этот вал,
Отчётливей их лица и движенья,
Чем если бы их сонм вас окружал.



1355575023-1232580-www.nevsepic.com.ua

Песнь VIII. Долина земных властителей (продолжение).— Нино Висконти.— Змея.— Коррадо Маласпина

Там, где стена расселины разъята,
Была змея, похожая на ту,
Что Еве горький плод дала когда-то.

В цветах и травах бороздя черту,
Она порой свивалась, чтобы спину
Лизнуть, как зверь наводит красоту.

Не видев сам, я речь о том откину,
Как тот и этот горний ястреб взмыл;
Я их полет застал наполовину.

Едва заслыша взмах зеленых крыл,
Змей ускользнул, и каждый ангел снова
Взлетел туда же, где он прежде был.



16

Песнь IX. Долина земных властителей (окончание).— Сон Данте.— Врата Чистилища

Мы подошли, и, где сперва для взгляда
В скале чернела только пустота,
Как если трещину даёт ограда,

Я увидал перед собой врата,
И три больших ступени, разных цветом,
И вратника, сомкнувшего уста.

Сидел он, как я различил при этом,
Над самой верхней, чтобы вход стеречь,
Таков лицом, что я был ранен светом.

В его руке был обнажённый меч,
Где отраженья солнца так дробились,
Что я глаза старался оберечь.



06Dore_DC094

Песнь XII. Круг первый (окончание).— Восхождение в круг второй

О Ниобея, сколько мук ужасных
Таил твой облик, изваяньем став,
Меж семерых и семерых безгласных!

О царь Саул, на свой же меч упав,
Как ты, казалось, обагрял Гелвую,
Где больше нет росы, дождя и трав!

О дерзкая Арахна, как живую
Тебя я видел, полупауком,
И ткань раздранной видел роковую!



E01

Песнь XVI. Круг третий (продолжение).— Ломбардец Марко

"Я был ломбардец, Марко звался я;
Изведал свет и к доблести стремился,
Куда стрела не метит уж ничья.

А с правильной дороги ты не сбился".
Так он сказал, добавив: "Я прошу,
Чтоб обо мне, взойдя, ты помолился".



06Dore_DC102

Песнь XIX. Круг четвёртый (окончание).— Сон Данте.— Круг пятый.— Скупцы и расточители.— Папа Адриан V

Здесь явлен образ жадности наглядный
Вот в этих душах, что окрест лежат;
На всей горе нет муки столь нещадной.

Как там подняться не хотел наш взгляд
К высотам, устремляемый к земному,
Так здесь возмездьем он к земле прижат.

Как жадность там порыв любви к благому
Гасила в нас и не влекла к делам,
Так здесь возмездье, хоть и по-иному,

Стопы и руки связывает нам,
И мы простерты будем без движенья,
Пока угодно правым небесам".

Став на колени из благоговенья,
Я начал речь, но и по слуху он
Заметил этот признак уваженья

И молвил: "Почему ты так склонен?"
И я в ответ: "Таков ваш сан великий,
Что совестью я, стоя, уязвлен".

"Брат, встань! - ответил этот дух безликий. -
Ошибся ты: со всеми и с тобой
Я сослужитель одного владыки.



DOP-paul_gustave_dore-dante-2

Песнь XX. Круг пятый (продолжение).— Гуго Капет.— Землетрясение и хвалебная песнь

Мы скудным шагом медленно брели,
Внимая теням, скорбно и устало
Рыдавшим и томившимся в пыли

Как вдруг вблизи «Мария!» прозвучало,
И так тоска казалась тяжела,
Как если бы то женщина рожала

И далее: «Как ты бедна была,
Являет тот приют, где пеленицей
Ты свой священный отпрыск повила».



06Dore_DC107

Песнь XXV. Восхождение в круг седьмой.— Круг седьмой.— Сладострастники

Здесь горный склон - в бушующем огне,
А из обрыва ветер бьет, взлетая,
И пригибает пламя вновь к стене;

Нам приходилось двигаться вдоль края,
По одному; так шел я, здесь - огня,
А там - паденья робко избегая.

"Тут надо, - вождь остерегал меня, -
Глаза держать в поводьях неустанно,
Себя все время от беды храня".



06Dore_DC109

Песнь XXV. Восхождение в круг седьмой.— Круг седьмой.— Сладострастники

"Summae Deus clementiae", - нежданно
Из пламени напев донесся к нам;
Мне было все же и взглянуть желанно,

И я увидел духов, шедших там;
И то их путь, то вновь каймы полоска
Мой взор распределяли пополам.



BEcZQ5P8ISYCKTF0

Песнь XXIX. Земной Рай.— Мистическая процессия

Все семь полос, отчётливо видны,
Напоминали яркими цветами
Лук солнца или перевязь луны.

Длину всех этих стягов я глазами
Не озирал; меж крайними просвет
Измерился бы десятью шагами.

Под чудной сенью шло двенадцать чет
Маститых старцев, двигаясь степенно,
И каждого венчал лилейный цвет.

Все воспевали песнь: «Благословенна
Ты в дочерях Адама, и светла
Краса твоя и навсегда нетленна!»



tumblr_lysmfrEnse1qarjnpo1_1280

Песнь XXX. Земной Рай.— Появление Беатриче

Как иногда багрянцем залиты
В начале утра области востока,
А небеса прекрасны и чисты,

И солнца лик, поднявшись невысоко,
Настолько застлан мягкостью паров,
Что на него спокойно смотрит око,—

Так в лёгкой туче ангельских цветов,
Взлетавших и свергавшихся обвалом
На дивный воз и вне его краёв,

В венке олив, под белым покрывалом,
Предстала женщина, облачена
В зелёный плащ и в платье огне-алом.

И дух мой,— хоть умчались времена,
Когда его ввергала в содроганье
Одним своим присутствием она,

А здесь неполным было созерцанье,—
Пред тайной силой, шедшей от неё,
Былой любви изведал обаянье.



06Dore_DC115

Песнь XXXI. Земной Рай.— Лета

Такой укор мне сердце укусил,
Что я упал; что делалось со мною,
То знает та, кем я повержен был.

Обретши силы в сердце, над собою
Я увидал сплетавшую венок
И услыхал: «Держись, держись, рукою!»

Меня, по горло погрузя в поток,
Она влекла и лёгкими стопами
Поверх воды скользила, как челнок.

Когда блаженный берег был над нами,
«Asperges me»,— так нежно раздалось,
Что мне не вспомнить, не сказать словами.

Меж тем она, взметнув ладони врозь,
Склонилась надо мной и погрузила
Мне голову, так что глотнуть пришлось.

Потом, омытым влагой, поместила
Меж четверых красавиц в хоровод,
И каждая меня рукой укрыла.

«Мы нимфы — здесь, мы — звёзды в тьме высот.
Лик Беатриче не был миру явлен,
Когда служить ей мы пришли вперёд.

____________________

Продолжение следует.
Tags: Гюстав Доре, живопись и графика, средневековье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments