Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Categories:

Отрывок из книги. Анатолий Рыбаков "Дети Арбата"

Один из моих любимых романов. Читала в марте всю трилогию - "Дети Арбата", "Страх", "Прах и пепел". До сих пор под впечатлением...
Потом смотрела фильм. Хорошая экранизация.

        "Сашу больше всего страшила мысль о том, что будет с мамой, когда она все узнает. И он вел себя так, чтобы она ничего не узнала. Уходил из дома, делая вид, что едет в институт. Декабрьскую стипендию заработал, разгружая вагоны на Киевской-Товарной. Когда некуда было деваться, шел к Нине Ивановой.
        Она дала ему ключ от квартиры, и по утрам он там читал или занимался. Потом из школы приходила Варя, младшая сестра Нины, в темном пальто, в крошечных туфельках, платок она снимала по дороге, прямые черные волосы спускались на воротник. Она садилась на кровать, перекидывала ногу на ногу, вытягивала пухлые губы, сдувая челку со лба, и смотрела Саше в глаза тем взглядом, каким красивые девочки смущают мальчиков.
        Стол под облупившейся клеенкой делил комнату на две половины: половину Нины с книгами и тетрадями, разбросанными на столе, со стоптанными домашними туфлями под кроватью и половину Вари с яркой косынкой на подушке, патефоном на подоконнике и бронзовым атлетом с лампочкой в вытянутой мускулистой руке.
        – За что тебя из института выгнали?
        – Восстановят.
        – Я бы их всех самих исключила, у нас в школе тоже есть такие сволочи; только и смотрят, кого бы угробить. Вчера у нас было классное, Лякин говорит: «Иванова пишет шпаргалки на коленках». Я ноги вытянула и спрашиваю: «Где шпаргалка?»
        Она вытянула ноги, показывая, как сделала это в классе.
        – А Кузя, математик, покраснел как помидор: прекратите, Иванова! А я при чем? Ведь это Лякин. В прошлом году хулиганил, отнимал у девчонок портфели, а теперь в учкоме. Сам скатывает, а на других ябедничает. Терпеть не могу таких.
        – Как же ты делаешь шпаргалки?
        – Очень просто, – она похлопала по коленкам, обтянутым нитяными чулками, – напишу чернильным карандашом и скатываю.
        – А без шпаргалки не можешь?
        – Могу, но не хочу.
        Она смотрела на него с вызовом, этакая козявка, сидит с открытыми коленками. Саше было смешно, но он старался быть серьезным, знал, сколько хлопот доставляет Варя сестре.
        Девочки выросли без отца, потом умерла и мать. Саша помнил заседание бюро – они обсуждали, как помочь Нине воспитать сестру, выхлопотали пенсию, утвердили Нину платным вожатым. Потом окончили школу, разошлись, и вспомнил он о Варе, увидев ее уже в подворотне с такими же, как она, подростками.
        – Ты комсомолка?
        – А зачем?
        – Лучше в подворотне стоять?
        – Мне нравится.
        – Дома не ночуешь.
        – Ха-ха! Один раз заночевала у подруги на даче, боялась на станцию идти. Нинка бы тоже ночью не пошла. Она еще больше трусиха, чем я, во сто раз. Выходила бы за своего Макса, ничего не умеет, а Максу ничего и не надо, будут ходить в столовую.
        – Тебе не рано давать такие советы?
        – Пусть не лезет в мои дела. Шумит, а толку чуть.
        – Кем ты хочешь быть?
        Вместо ответа она запела высоким детским голоском:

                        Цветок душистых прерий,
                        Твой смех нежней свирели,
                        Твои глаза как небо голубое
                        Родных степей отважного ковбоя…

        В коридоре раздался звонок.
        – Нинка пришла, – не двигаясь с места, объявила Варя, – опять ключи забыла.
        – Откуда ты знаешь, что она?
        – Я знаю, как каждый жилец звонит.
        Вошла Нина, увидела Варю на кровати в позе, которую сочла неприличной, увидела ее открытые колени, и началось:
        – На уме мальчики, лак для ногтей, губная помада морковного цвета, разбирается. Часами сидит перед зеркалом и загибает ресницы кухонным ножом.
        – Ножом? – удивился Саша.
        – Или висит на телефоне, только и слышишь: крепжоржет, вельвет, красное маркизетовое, голубое шелковое… Я пять лет носила одну кофточку, каждый день ее стирала и до сих пор не знаю, из какого она материала. А сестрица моя три дня бегала по магазинам, искала пуговицы к платью. Галош не признает, валенки презирает. Украла у меня туфли, стоптала на танцах, потом подбросила в ванную. Сегодня туфли, завтра стащит деньги, а так как денег у меня нет, пойдет воровать.
        – Не пугай! – сказал Саша. – Не пугай себя и не пугай ее.
        Но Варя не пугалась. Притворно зевнула, сделала скучающие глаза – слышала все это, слышала сто раз..."

        Анатолий Рыбаков "Дети Арбата".
Tags: Москва, книги, отрывки из книг, стоит посмотреть, стоит прочитать
Subscribe

  • День рождения Анны Ахматовой

    День рождения Анны Ахматовой. * * * Жарко веет ветер душный, Солнце руки обожгло, Надо мною свод воздушный, Словно синее стекло. Сухо пахнут…

  • Роман о Гумилёве

    Роман "Николай Гумилёв. Золотая Дверь" о жизни поэта до Первой мировой войны будет обязательно опубликован в этом году. Скоро!

  • День рождения Иосифа Бродского

    Иосиф Бродский * * * Моя свеча, бросая тусклый свет, в твой новый мир осветит бездорожье. А тень моя, перекрывая след, там, за спиной, уходит в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments