Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Categories:

Рассказ о презентации 12-го номера журнала "Урал"

Я обещала рассказать, как прошла презентация 12-го номера "Урала" с моей повестью "Зима с Франсуа Вийоном". Если коротко - замечательно.:) А теперь - чуть подробнее и с фотографиями.

Всё происходило в конференц-зале библиотеки им. Белинского, крупнейшей библиотеки Екатеринбурга.
План презентации был прост: начали с меня и моей повести, я говорила минут 10, отвечала на вопросы, а читатели делились впечатлениями. Потом студенты театрального института читали по ролям отрывки из детской повести Светланы Лавровой, потом была премьера видеорассказа о жизни "Урала" в уходящем году (это юбилейный год, журналу 55 лет). Ну и в завершение вечера поэты прочли по одному стихотворению.

Свет в этом конференц-зале, прямо скажем, не образцовый, из-за этого фотографировать было непросто.

Я рассказываю о Франсуа Вийоне:

Prez2

О чём именно я говорила?
О том, что у нас сегодня, к сожалению, есть не один Вийон, а два. Первый - это реальный человек, поэт, живший в XV веке. А второй - мифологическая фигура поэта-разбойника, "романтика с большой дороги", которая давно живёт своей самостоятельной жизнью и пользуется популярностью.
Причём эти два Вийона практически не знакомы друг с другом.

Откуда она взялась, эта мифологическая фигура? Для её появления были предпосылки: о Вийоне известно сравнительно немного, мы знаем о нём из двух источников: стихов и судебных документов. Но стихи, написанные на среднефранцузском, сегодня непонятны без комментариев, а переводы так или иначе далеки от оригинала.
Когда я переводила отрывки стихотворений для повести, пришлось обратиться за помощью к профессиональной переводчице с огромным опытом, которая, кстати, живёт во Франции... но даже она не смогла объяснить некоторые моменты. Мы призвали на помощь французов, а те - французскую литературу о Вийоне. Только тогда выяснили, что к чему.

Cудебные документы скудны, ничего толком не сообщают, не доказывают - кроме того, что судопроизводство в XV веке велось, мягко говоря, с нарушениями.

Во всём этом надо разбираться. А делать прямолинейные выводы куда проще: если Вийон был фигурантом нескольких уголовных дел (неважно, что его вина не доказана) и писал стихи на жаргоне (что никак не означает принадлежности к преступному миру - этим жаргоном кто только ни пользовался), значит, он был разбойником. А разбойник-поэт - это вообще шик, это очень романтично. И т.д...

Prez1

Мифологический образ Вийона-разбойника отлично освоился в мировой литературе, да и вообще в искусстве. Все прозаические произведения о Вийоне (моя повесть не в счёт) транслируют этот миф, изображают Вийона как забулдыгу, вора, убийцу и т.д., который в редкие минуты отдыха между грабежами зачем-то пишет стихи.

Примеров таких произведений множество, вот несколько наугад: "Горестная жизнь Франсуа Вийона" Франсиса Карко, "Ночлег Франсуа Вийона" Стивенсона, "Баллада судьбы" Варжапетяна и т.д.

А пик развития этого мифа, вершина этой горы - роман Жана Теле "Я, Франсуа Вийон" (есть ещё экранизация: "Я, Франсуа Вийон, вор, убийца, поэт"). Почему это вершина? Потому что Вийон у Теле - ещё и маньяк, он черпает вдохновение не где-нибудь, а именно в преступлениях. То есть не будь Вийон преступником - он не был бы поэтом. Приехали.
На самом деле, это просто пагубное влияние "Парфюмера" Зюскинда, но тем не менее...

prezuralb5
Начиная с этой и далее - фотографии Марины Волковой из обзора презентации.

При этом в поэзии - совершенно иная ситуация: даже когда поэты писали о Вийоне-разбойнике, у них получался Вийон-поэт...

Киплинг, как леший, в морскую дудку посвистывает без конца,
Блок над картой морей просиживает, не поднимая лица,
Пушкин долги подсчитывает, и, от вечной петли спасён,
В море вглядывается с мачты вор Франсуа Вийон!

- я читала это четверостишие Окуджавы и, конечно, Мандельштама:

Размотавший на два завещанья
Слабовольных имуществ клубок
И в прощанье отдав, в верещанье
Мир, который как череп глубок;

Рядом с готикой жил озоруючи
И плевал на паучьи права
Наглый школьник и ангел ворующий,
Несравненный Виллон Франсуа.

Он разбойник небесного клира,
Рядом с ним не зазорно сидеть:
И пред самой кончиною мира
Будут жаворонки звенеть.

Свою повесть я писала, конечно, о Вийоне-поэте.

prezuralb6

Слушали замечательно, с интересом:

prezuralb7


На фотографии ниже справа - Андрей Ильенков, поэт, прозаик, зав. отделом прозы "Урала", а слева - библиотекарь, которая после того, как я закончила, сказала, что передаёт благодарность за "Зиму с Франсуа Вийоном", причём не только от себя, но и от своих читателей - а работает она в мужской колонии. Там активно читают "Урал", и повесть о Вийоне так понравилась, что заключённые заинтересовались его стихами. Судьба Вийона, передряги, в которые он попадал, его стойкость и жизнелюбие произвели на них сильнейшее впечатление.
Не буду говорить, как дорог для меня этот отзыв - такие читатели почувствовали бы малейшую фальшь.

Были и другие отзывы, и разные вопросы - о Вийоне, о переводах, о том, как создавалась повесть...

prezuralb15


А это - Сергей Беляков, зам. главного редактора "Урала", автор замечательной книги "Гумилёв сын Гумилёва":

prezuralb9

prezuralb19

prezuralb11

Фоторепортаж о других частях презентации - здесь: http://mv74.ru/blog/archives/12-yj-ural/.
Tags: "Зима с Франсуа Вийоном", Екатеринбург, мои книги, фото, я
Subscribe

  • "Встань у реки"

    В честь дня рождения Бориса Гребенщикова -- любимое и всегда актуальное:

  • "Vabank"

    Нашла на просторах Сети замечательное видео -- радость для всех, кто тоже любит польские фильмы "Ва-банк" и "Ва-банк 2". Кстати, здесь есть такие?

  • Гумилёв и Толстой

    В третьей части «Хождения по мукам» Алексея Толстого, «Хмурое утро», написанной в 1940–41 гг, упомянут Николай Гумилёв (запрещённый в СССР как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments