Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Category:

И ещё о декабристах

В продолжение нашего недавнего разговора о декабристах.

Только что зашла на Фейсбук Вероники Долиной. Оказывается, 14 декабря она тоже писала о декабристах... Обсуждение там получилось настолько характеризующее нашу с вами эпоху, что просто не могу не привести некоторые реплики. Вот, посмотрите:
– Вы отстали от жизни, это все происки масонов, все во вред России.
– Недавно по ТВ нашему краем уха услышал и онемел: декабристы, оказывается, Отчизну сильно не любили и хотели продать ее Западу.
– Они были современнее своих современников. Они и сейчас современнее нас.
– Интересно все-таки, а Пушкин почему к ним не примкнул?
– Однако, сограждане, вы не в курсе! Нынче имена декабристов не в почете, мягко выражаясь.
– Необыкновенные - не в моде. Сейчас мода на "крутых".
– Простите, кто-нибудь декабристов и в особенности программу Пестеля здесь читал? Вот уж мало бы не показалось.
– Я бы провозгласил этот день в России Днем Чести.
И т.д...

Там же кто-то процитировал и стихи, которые я, пожалуй, тоже опубликую. Они были написаны в 1926 году, они нестерпимо романтичны - и поэтому живы до сих пор.

Да, сейчас совсем не романтичное время, сейчас время разоблачений и разочарований, а если речь заходит о прошлом, в моде тихая, непафосная ностальгия. Сейчас время рассматривать старые открытки и фотографии и снимать фильмы, в которых даже самые жуткие эпохи видятся как милое, знакомое, наивное прошлое, по которому немного скучаешь...

Оттого в нашем времени слышнее, заметнее, отчётливее вот эта, другая интонация, другой голос - если он вдруг зазвучит. Сегодня он вызывает у многих насмешку, но к нему полезно прислушиваться. Забывать его не стоит - это уж точно.

Николай Асеев
СИНИЕ ГУСАРЫ

        1

Раненым медведем
        мороз дерёт.
Санки по Фонтанке
        летят вперёд.
Полоз остёр —
        полосатит снег.
Чьи это там
        голоса и смех?
— Руку на сердце
        своё положа,
я тебе скажу:
        — Ты не тронь палаша!
Силе такой
        становясь поперёк,
ты б хоть других —
        не себя — поберёг!

        2

Белыми копытами
        лёд колотя,
тени по Литейному
        дальше летят.
— Я тебе отвечу,
        друг дорогой,
Гибель не страшная
        в петле тугой!
Позорней и гибельней
        в рабстве таком
голову выбелив,
        стать стариком.
Пора нам состукнуть
        клинок о клинок:
в свободу — сердце
        моё влюблено.

        3

Розовые губы,
        витой чубук,
синие гусары —
пытай судьбу!
Вот они, не сгинув,
        не умирав,
снова
        собираются
              в номерах.
Скинуты ментики,
        ночь глубока,
ну-ка, запеньте-ка
        полный бокал!
Нальём и осушим
        и станем трезвей:
— За Южное братство,
        за юных друзей!

        4

Глухие гитары,
        высокая речь...
Кого им бояться
        и что им беречь?
В них страсть закипает,
        как в пене стакан:
впервые читаются
        строфы "Цыган".
Тени по Литейному
        летят назад.
Брови из-под кивера
        дворцам грозят.
Кончена беседа,
        гони коней,
утро вечера
        мудреней.

        5

Что ж это,
        что ж это,
            что ж это за песнь?
Голову на руки
        белые свесь.
Тихие гитары,
        стыньте, дрожа:
синие гусары
        под снегом лежат!

1926
Tags: Вероника Долина, время, декабристы, история, раздумья, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments