Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Category:

Отрывок из книги. Мария Голикова "Зима с Франсуа Вийоном"

Вот начало моей недавно опубликованной повести:
        "В такие хмурые ноябрьские дни, как этот, башни собора казались особенно высокими и суровыми. Ветер пробирал до костей. Худой студент, кутаясь в плащ, стоял перед устремлённой в небо громадой Нотр-Дама и смотрел вверх – то ли на его строгие линии, то ли на чёрных птиц, круживших в низком небе, то ли на серые зимние облака. Потом бросил взгляд на скульптуры над входами. Христос, ангелы, мертвецы, вставшие из могил для Страшного Суда… У него мелькнула мысль, что они все, должно быть, уже насквозь продрогли на таком холодном ветру, а Страшный Суд ещё нескоро. Хотя кто знает…
        Заканчивалась пятница, 18 ноября 1492 года от Рождества Христова. Время шло своим чередом, осень сменялась зимой, и всё под небом было на своих местах. Только он, Жан-Мишель Тернье, студент Парижского университета, не мог найти себе места, и в эту минуту ощущал себя так, словно стоял не на площади перед собором, а на открытом помосте, и его душа была настежь распахнута всем ветрам этого мира, а его судьба предоставлена в полное распоряжение всем дорогам и неожиданностям, какие только могут случиться на свете. Он опять подумал о книге, о непонятной надписи в ней – и о стихах. Это всё из-за них. Они что-то сделали с ним. Прежде Жан-Мишель даже не представлял, что в стихах может быть столько жизни.
        Это были странные стихи. И вся история с книгой тоже была странной с самого начала. Несколько дней назад Жан-Мишель возвращался домой, припозднившись. Ноябрьскими вечерами в парижских закоулках темно, как в преисподней. Жан-Мишель пробирался по улице, стараясь не провалиться в глубокие грязные лужи, когда услышал шум борьбы и разглядел впереди какую-то возню. На всякий случай достал кинжал, хотя обращаться с ним толком не умел, и остановился, всматриваясь вперёд. В тусклом свете фонаря, висевшего над дверью в конце переулка, мало что было видно. Он понял только, что наблюдает, по всей вероятности, не драку собутыльников, а грабёж – обычное дело для таких улиц и для такого позднего времени. Послышался удар, о стену шваркнул камень, раздалась брань, потом какой-то человек вырвался и убежал, и ещё двое – за ним. Переулок опустел, всё стихло.
        Жан-Мишель вложил кинжал в ножны и подошёл к тому месту, где только что была драка. У стены что-то лежало. Он наклонился, поднял книгу и досадливо поморщился. Такие ценные вещи, как книги, не должны валяться в грязи парижских улиц, не должны попадать туда даже случайно! Как прав профессор Пери! Идут века, но человеческая природа не улучшается, а, напротив, ухудшается, и никакие достижения науки и произведения искусства не могут заставить людей уважать друг друга и относиться к книгам и знаниям с надлежащим почтением… С такими мыслями Жан-Мишель осторожно стёр с книги слякоть и грязь, поправил плащ и подошёл ближе к фонарю. «Le grant testament Villon et le petit: Son codicille, le iargon & ses balades».
        Жан-Мишель не раз слышал об этой книге, хотя сам не читал. Это был первый сборник французских стихов, изданный новым, недавно изобретённым типографским способом, с помощью книгопечатной машины: «Большое и Малое завещания Вийона, его баллады и стихотворения на жаргоне», автор – мэтр Франсуа Вийон. Жан-Мишель сунул книгу за пазуху и поспешил домой. Всю дорогу он думал, что книгу надо бы вернуть хозяину – ведь она стоит денег. Но где теперь искать хозяина, даже если он остался цел после встречи с этими молодчиками?
        Жан-Мишель добрался домой без приключений. Теперь ничто не мешало рассмотреть находку повнимательнее. Он зажёг свечи и раскрыл книгу. Всё-таки ей повезло – страницы почти не запачкались в грязи, пострадал только корешок. Пытаясь узнать, как звали её прежнего владельца, Жан-Мишель первым делом осмотрел форзацы. На последнем стояла надпись: «Montcorbier». Почерк был уверенный, размашистый, но красивый и правильный – судя по всему, его владелец часто и помногу писал. И больше – ничего, никаких подсказок. Кто такой Монкорбье, Жан-Мишель не имел понятия. Надеясь найти ответ в тексте, он стал листать книгу..."

        Мария Голикова "Зима с Франсуа Вийоном"
Tags: "Зима с Франсуа Вийоном", мои книги, отрывки из книг
Subscribe

  • Модернизм

    Идут парень с девушкой. По виду и манерам — типичные гопники, дворовые ребята. Проходят мимо, слышу обрывок разговора. Девушка, примирительным тоном:…

  • Что считать собакой?

    Пожилая дама гуляет в парке с двумя маленькими собачками, таксой и дворняжкой. Они все вместе сворачивают с дорожки и, шурша сухими листьями,…

  • Интересная деталь в фильме "Будьте моим мужем"

    Помните замечательный фильм Аллы Суриковой "Будьте моим мужем" с Еленой Прокловой и Андреем Мироновым? Герой Миронова, врач-педиатр, приезжает…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Модернизм

    Идут парень с девушкой. По виду и манерам — типичные гопники, дворовые ребята. Проходят мимо, слышу обрывок разговора. Девушка, примирительным тоном:…

  • Что считать собакой?

    Пожилая дама гуляет в парке с двумя маленькими собачками, таксой и дворняжкой. Они все вместе сворачивают с дорожки и, шурша сухими листьями,…

  • Интересная деталь в фильме "Будьте моим мужем"

    Помните замечательный фильм Аллы Суриковой "Будьте моим мужем" с Еленой Прокловой и Андреем Мироновым? Герой Миронова, врач-педиатр, приезжает…