Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Categories:

Интервью с Александром Домогаровым

Поставила видео в предыдущем посте и вспомнила об этом интервью, тема которого имеет самое непосредственное отношение к моей книге о королеве Марго.

Я уже писала, что из актёров, игравших в отечественных постановках о 16 веке во Франции, Александр Домогаров (граф де Бюсси, "Графиня де Монсоро"), пожалуй, единственный, чей герой в фильме получился действительно очень похожим на свой исторический прототип, несмотря на все фантазии Дюма и условности кино.

Я очень благодарна Домогарову за это. В наше время мало кто так чувствует ту эпоху, потому что тогда были другие ценности и совсем другое мироощущение. Роль Бюсси удалась Домогарову во многом благодаря его фехтовальному мастерству. Когда смотришь фильм, всегда ощущаешь, действительно ли актёр владеет оружием, чувствует шпагу - или это просто постановка. Здесь всё по-настоящему.

В этом интервью - очень много интересного о фехтовании. Подробный рассказ Домогарова о графе де Бюсси, о приёмах тогдашних дуэлей. Кстати, о поединке, упомянутом в интервью, когда Бюсси дрался с раненой рукой, я писала в своей книге.

А ещё интересно, что Домогаров, рассказывая о своих "боевых" ролях со стороны, из сегодняшнего дня, во многом транслирует точку зрения Бюсси на вещи. Отношение к оружию, к самой идее поединка, данная мимоходом характеристика графа де Ла Моля и т.п. - для меня всё это выглядит как оживший 16 век.




"РАЗБЕРИСЬ, КТО ТЫ - ТРУС ИЛИ ИЗБРАННИК СУДЬБЫ, И ПОПРОБУЙ НА ВКУС НАСТОЯЩЕЙ БОРЬБЫ…"
Автор - Вера Камша, журнал "Защита и безопасность"


С Александром Домогаровым можно говорить о многом - о театре и кино, о русском шансоне от Вертинского до Розенбаума, о "серебряном веке" и древней Шотландии. И еще об оружии. Этот человек не просто держит в руках шпагу или меч, а словно бы срастается с клинком, превращаясь, то во французского аристократа, то в удалого казачьего атамана, то в потомка английских буканьеров…

- Александр, создается впечатление, что Вы владеете практически любым оружием.
- Нет, видов оружия, с которым мне пришлось иметь дела не столь уж и много, и все они из европейской истории: шпага в "Гардемаринах" и "Монсоро", там же полумеч, кинжал и топор, кинжал и меч в "Макбете", хотя на театральной сцене приходится жертвовать правдоподобием ради зрелищности. Ну да ничего, сейчас Ежи Гофман пишет сценарий под условным названием "Стара башня". Это вариации на тему раннего польского средневековья, когда в ходу были дубины, пращи, колы, топоры, и. естественно, мечи, так что наверстаю. В "Огнем и мечом" мне досталась казацкая сабля (кстати, сильно отличающаяся от сабли польской или, скажем, восточной) и старинные пистолеты, а в современных детективах мне приходится управлять с пистолетами современными, но это, конечно, уже не то.
Суворов не зря утверждал, что пуля-дура, а штык молодец. Это можно отнести к любому холодному оружию, которое становится продолжением твоей руки, тем "железным клыком", который уровнял шансы Маугли в схватке с тигром. Я вполне понимаю, почему казаки пели "матушка нам сабелька булатная", наверное, это чувство знакомо и Александру Розенбауму, иначе он не написал бы "только шашка казаку во степи подруга". К оружию привыкаешь. Оно для тебя превращается чуть ли не в одушевленное существо… Вы знаете, как в свое время проверялась сталь, заточка, закалка? Брали шелковый платок и бросали его на клинок, если вниз падали две половинки, значит у тебя в руках настоящее оружие. Когда в руках ТАКАЯ сабля, в человеке что-то меняется.

- А когда Вы впервые взялись за оружие?
- Представьте себе, довольно поздно. В театральном училище имени Щепкина в Москве, да и то это было не столько фехтование, сколько танец с саблями, вернее со шпагой… Занятия вел старенький профессор, и все это было весьма забавно. Мы называли это фехтованием на "ля-ля", потому что наш преподаватель приходил, становился, делал изящный жест рукой и говорил "ля", делал другой жест и говорил "ля-ля" и так далее.
Разумеется, к настоящему фехтованию, когда жизнь человеческая измеряется длиной клинка, наши изыски не имели никакого отношения. Нас учили типичному театральному фехтованию с большими, красивыми движениями, чтобы выглядеть на сцене динамично и эффектно. Это потом я понял, что убивают одним незаметным движением кисти.

- Вы где-то брали уроки?
- Моим настоящим учителем стал бывший чемпион мира Владимир Балон. Вы его, наверняка, знаете по "Трем мушкетерам", где он играл Жюссака. Именно с его помощью я и понял, что такое шпага, что такое фехтование… Хотя условия были еще те. Тренировались мы в коридоре "Мосфильма" рядом с кабинетом трюковых съемок. Уроки были не из простых, тем более, что Балон - левша, а когда в бою сходятся правша и левша, то у левши все шансы на успех.

- То же можно сказать и про теннисистов…
- Да, у теннисиста-левши столь странные и неожиданные удары, что его соперник должен играть классом выше. Но ракетка и смертельное оружие все же разнятся и весьма сильно. Недаром Атос заранее предупреждал д'Артаньяна о том, что он левша. Кстати, правила, придуманные людьми со шпагами, интереснейшая тема, к сожалению, по нашим временам малоизвестная.

- А есть в фехтовании какое-то "золотое правило"?
- Пожалуй… Ты не можешь проследить движения твоего противника, но ты их можешь предугадать по глазам. Поэтому в бою ни в коем случае нельзя смотреть на конец чужой шпаги, а только в глаза. Ты должен ощущать противника через взгляд, а рука должна не только за ним успевать, но и опережать.

- То, о чем Вы говорите, кажется невозможным.
- Отнюдь нет. Это вполне реально, если ты поймешь, почувствуешь, что вот это длинное, тонкое, тяжелое, что управляется глазами и кистью - часть тебя. Не нужно больших замахов, и уж тем более нельзя рубить с плеча, все делается пальцами, а локоть почти неподвижен.
Кстати, самые страшные дуэли в истории практиковались как раз в эпоху Бюсси и были очень короткими и, как бы сейчас сказали, абсолютно не зрелищными. Никто не метался по залам и лестницам, круша мебель, не загонял противника на крышу, откуда тот падал… Просто на земле чертилась линия, и дуэлянты разводились на два самых больших выпада. Левая нога ставилась на черту, и она не должна была сдвигаться. Если в другой ситуации могло быть ранение в плечо, в руку, в ногу, можно было драться не насмерть, а до крови, то "на линию" выходили двое, точно зная, что один погибнет. Туда шли в том случае, когда двоим на этой земле становилось тесно.
Представляете, как надо владеть рукой, кистью и шпагой, чтобы меньше чем за минуту убить человека, причем такого же мастера клинка, как и ты?!

- Вот уж не думала, что дуэли заканчивались так быстро!
- А иначе и быть не могло. . У любого человеческого организма есть свои пределы и из-за этого продолжительная схватка была просто не возможна: силы иссякали очень быстро. Впрочем, шпага все же оружие сравнительно легкое, а вот на "Гардемаринах-III" я понял, что такое, когда у тебя в руках два с половиной - три килограмма железа. Таким долго не помашешь, так что стычки поневоле ограничены во времени. Впрочем, приемы боя, когда оружие тяжелое совершенно другие. Тут и замах больше, и кисть иначе двигается.

- Фехтование на шпагах и на саблях очень разнится?
- Сабля это совсем другая техника, причем, когда ты пеший, приемы одни, когда на коне - совершенно другие. Да и сабли очень разнятся между собой. Вообще, о холодном оружии говорить можно неделями. Те же шпаги или сабли имеют множество разновидностей. Та шпага, которой дрался Бюсси, уже отличалась от той, что была в руках д'Артаньяна и, уж тем более, Петруши Гринева, а сабля князя Серебряного от сабли атамана Богуна или князя Вишневецкого, или буденновских шашек. А вместе с оружием менялись и приемы боя.

- У Вас есть любимое оружие?
- Мне интересно все. Я хорошо и свободно чувствовал себя и в Речи Посполитой, и во Франции конца шестнадцатого века. Но я человек увлекающийся, мне всегда интереснее то, что я делаю в данный момент. Был Богун, я сутками не расставался с саблей и конем, сейчас репетируем Сирано, и я вернулся к французской шпаге. Жаль, конечно, что опять придется в первую очередь думать о сценичности. Но я обязательно сделаю хотя бы несколько моментов, чтобы даже профессионалы поняли, что это не игра, что мы владеем этим оружием...

- Я правильно поняла, что в кино боевые сцены относительно реалистичны, а в театре это, скорее, имитация?
- Да, в кино можно сделать все правдоподобно, в театре же приходится показывать красоту оружия.

- О клинках мы поговорили достаточно. А что Вы скажете о доспехах?
- С доспехами в прямом смысле мне не очень везло. В "Монсоро" были лишь специальные кольчужные рукава и воротник, да и то в одном эпизоде. В ту пору из-за огнестрельного оружия броня уже уходила в прошлое. Есть кольчуга в "Макбете", но довольно-таки стилизованная, хотя весь костюм достаточно тяжелый, так что можно понять, как ощущали себя древние шотландцы, таская на себе по десять-пятнадцать килограммов железа. Но, тем не менее, ощущение, когда на тебя надевают доспехи, мне знакомо и. как ни странно, оно связано с кинофильмами из современной жизни, когда мне приходилось выполнять трюки на автомобилях.
Дело в том, что каскадеры носят не то чтобы доспехи, а такой своеобразный комбинезон, который защищает позвоночник, плечи, локти и так далее. Это не железо, а пластик, но когда ты в него влезаешь, и на тебе застегивают молнию, возникает ощущение брони. У тебя все затянуто, ты кажешься себе большим, закрытым, подтянутым. Не знаю, как это объяснить, нужно на плечах ощутить эту тяжесть. Вот и все…

- Иногда кажется, что вместе со шпагами и дуэлями из нашей жизни ушло нечто важное…
- Ну, говорят же, что когда дуэли были заменены жалобами и анонимками, число жертв резко возросло. А если честно, то оружие учит отвечать за свои слова, и не спускать подлецам и мерзавцам. Когда на человека одевают портупею, он как-то подтягивается. Это совершенно особенное ощущение: ты одеваешься, застегиваешь пояс, вставляешь шпагу и все! Ты не один. Вот она, висит у тебя на боку, звякает, бьет тебя по бедру… А если сзади еще кинжал, то тебе и сам черт не брат!
Я понимаю, что со стороны мои восторги выглядят какими-то несерьезными. Кто-то скажет, что это все игрушки, но это не совсем так. Ощущения, которое испытывает мужчина, вооружившись, не испытав не поймешь. Более того, частое обращение с оружием накладывает на человека какой-то постоянный отпечаток. Даже, когда у тебя ничего нет, остается какой-то гонор и, вместе с тем какая-то ответственность за себя, за свои поступки. В некоторой степени это можно сравнить с тем, когда ты вечером идешь по улице, а у тебя под мышкой висит ТТ. Ты знаешь, что он у тебя висит, а другие - нет, но ведь это не главное...

- Александр, а было во время вашей работы в кино ощущение, что Вы чего-то не доделали?
- Да, мне до сих пор безумно жаль, что Ежи Гофман, опасаясь за меня, запретил один трюк. Про исторического Богуна (весьма отличающегося от созданного воображением Генрика Сенкевича) до сих пор ходит одна легенда. Атаман не раз попадал в западню, но всякий раз вырывался из нее и выводил своих людей и все потому, что владел одним приемом. Он на полном галопе заваливался с коня, и, вися только на одной ноге, снизу двумя шашками буквально вырубал брешь во вражеских рядах, а за ним в нее устремлялись его люди.
Представляете, как это выглядело - бешеная скачка, человек под брюхом коня, две мелькающие сабли… Но не дали.

- Зато из "Граифни де Монсоро" Вы выжали все, что можно. Кстати говоря, сколько в этом фильме правдоподобности, а сколько рассчитанных на зрителя эффектов?
- Мы, конечно, думали о зрелищности, но и о достоверности не забывали, тем паче Александр Дюма в данном случае не слишком погрешил против истины. Пьер де л'Этуаль так рассказывает о последнем бое Бюсси: "поняв, что он предан и помощи ждать неоткуда, этот дворянин сражался до конца, доказав, что сердце его никогда не знало страха. Вскоре в руке у него остался только осколок шпаги, но он продолжал сражаться и этим обломком, пока не осталась уже одна рукоятка, и тогда он обрушил на нападавших стол, стулья, скамьи, которыми ранил или заставил обороняться еще трех или четырех противников, но, в конце концов, оставшись без какого бы ни было оружия был побежден превосходящим числом врагов и нашел свою смерть.... Таков был конец Бюсси, человека бесстрашного, но чересчур строптивого, что и принесло ему несчастье".
Поэтому мы в относительно маленькую сцену постарались вместить все, что существовало во Франции в конце шестнадцатого века, и чем исторический Бюсси, безусловно, владел. Он ведь не был героем-любовником, как тот же Ла Моль, а истинным воином. Сохранился рассказ о том, как Бюсси д'Амбуаз и двадцать его сторонников выстояли против трех сотен, причем Бюсси был накануне ранен и дрался с рукой на перевязи...

- Знатоки особенно превозносят Вас за сцену показательного боя, когда Вы последовательно бились с одним, двумя и тремя противниками.
- Кстати, в том эпизоде не шпага, а полумеч, тяжелое боевое оружие конца шестнадцатого века. За ним специально ездили во Францию, этот клинок, вообще-то, килограмма 3 весит, помашешь таким минут 15, и рука уже отваливается. Но вообще-то то, что показано в фильме, еще не предел владения оружием.
Может быть, Вы помните великана с двумя топорами, с которым сцепился Бюсси? Так вот это постановщик исторического фехтования Миша Шевчук, который вместе со своими коллегами сняли целую серию фильмов, в которых скрупулезно воспроизводятся поединки с применением самого разного оружия - шпаг, полумечей, двуручных мечей, палашей и так далее. На меня это произвело впечатление оживших учебников по фехтованию и старинных гравюр.

- Александр, Вам не приходило в голову написать книжку про оружие, приемы боя, ваших героев?
- Может быть, и напишу. Уж больно хочется рассказать обо всем этом, но когда, не знаю. Времени не хватает катастрофически.
Tags: "Маргарита", Александр Домогаров, Франция, история, фильмы
Subscribe

  • "Встань у реки"

    В честь дня рождения Бориса Гребенщикова -- любимое и всегда актуальное:

  • "Vabank"

    Нашла на просторах Сети замечательное видео -- радость для всех, кто тоже любит польские фильмы "Ва-банк" и "Ва-банк 2". Кстати, здесь есть такие?

  • Несколько слов о "Достоянии республики"

    Интересный фильм «Достояние республики» (режиссёр Владимир Бычков). Ещё в детстве мне казалось, что он стоит как-то особняком среди фильмов о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments