April 26th, 2012

foto

Три хорошие книги об Иосифе Бродском

Людмила Штерн "Бродский: Ося, Иосиф, Joseph"
Главная характеристика этих воспоминаний - они живые.
Не так давно вышла книга Штерн "Поэт без пьедестала. Воспоминания об Иосифе Бродском" - по сути, это то же самое, что и "Ося, Иосиф, Joseph", только с кое-какими дополнениями, с указателем, с эссе о Бродском и Солженицыне "Гигант против титана''.




Лев Лосев "Иосиф Бродский"
Добротная биография, написанная интеллигентнейшим, тонким человеком, филологом старой школы, хорошо знавшим Бродского и понимавшим его стихи. В ней сделана попытка связать стихи и обстоятельства времени, обстоятельства жизни. Попытка безмерно тактичная - и оттого во многом удачная.




Бенгт Янгфельдт "Язык есть Бог. Заметки об Иосифе Бродском"
Янгфельдт тоже знал Бродского, дружил с ним. Кстати, он автор многих "кошачьих" фотографий Бродского, в том числе и той, что на обложке. Суждения Бенгта Янгфельдта более смелые и независимые, чем Льва Лосева, но сделаны с любовью к Бродскому, с интересом к его взглядам и всегда - с уважением. Подробнее об этой книге - тут: http://www.labirint.ru/news/6958/.

foto

Ирина Одоевцева "Но была ли на самом деле..."

Ирина Одоевцева

* * *
                                Георгию Иванову

Но была ли на самом деле
Эта встреча в Летнем саду
В понедельник, на Вербной неделе,
В девятсот двадцать первом году?

Я пришла не в четверть второго,
Как условлено было, а в пять.
Он с улыбкой сказал: - Гумилёва
Вы бы вряд ли заставили ждать.

Я смутилась. Он поднял высоко,
Чуть прищурившись, левую бровь.
И ни жалобы, ни упрёка.
Я подумала: это любовь.

Я сказала: - Я страшно жалею,
Но я раньше прийти не могла.
Мне почудилось вдруг - на аллею
Муза с цоколя плавно сошла.

И бела, холодна и прекрасна,
Величаво прошла мимо нас,
И всё стало до странности ясно
В этот незабываемый час.

Мы о будущем не говорили,
Мы зашли в Казанский собор
И потом в эстетическом стиле
Мы болтали забавный вздор.

А весна расцветала и пела,
И теряли значенья слова,
И так трогательно зеленела
Меж торцов на Невском трава.