Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Category:

Трудности перевода

К разговору о переводах... Самая трудная задача для переводчика, на мой взгляд - французские сонеты. Сонет, особенно французский сонет (в отличие от английского или итальянского) - очень строгая форма, которую в хорошем переводе непременно нужно воспроизвести, сумев сохранить остроумие, лёгкость стиха и его логику.

О степени сложности судите сами: в переводе нужно обязательно сохранить рифмовку, в данном случае abba abba cce dde, чередование мужских и женских рифм, и, разумеется, размер (шестистопный ямб с цезурой после третьего слога), а в идеале - ещё и количество слогов в каждой строке.

Для примера возьмём один из лучших сонетов моего любимого Пьера де Ронсара, очень популярный у переводчиков.

Оригинал:

Pierre de Ronsard (1524-1585)
"Sonnet pour Hélène"

Quand vous serez bien vieille, au soir, à la chandelle,
Assise auprès du feu, dévidant et filant,
Direz, chantant mes vers, en vous émerveillant :
Ronsard me célébrait du temps que j’étais belle.

Lors, vous n’aurez servante oyant telle nouvelle,
Déjà sous le labeur à demi sommeillant,
Qui au bruit de mon nom ne s’aille réveillant,
Bénissant votre nom de louange immortelle.

Je serai sous la terre et fantôme sans os :
Par les ombres myrteux je prendrai mon repos :
Vous serez au foyer une vieille accroupie,

Regrettant mon amour et votre fier dédain.
Vivez, si m’en croyez, n’attendez à demain :
Cueillez dès aujourd’hui les roses de la vie.


Подстрочник:

Пьер де Ронсар
"Сонет к Елене"

Когда вы будете очень стары, вечером, при свече,
Сидящая возле огня, разматывающая пряжу и прядущая,
Скажете, пропевая мои стихи, восхищаясь ими:
"Ронсар меня воспевал (прославлял) во времена, когда я была красива".

Тогда ваша служанка, услышав такую новость,
Уже почти дремлющая за работой,
При звуке моего имени проснётся,
Благословляя ваше имя бессмертной похвалой (восхвалением).

Я буду под землей призраком (привидением, фантомом) без костей,
В тени мирта я получу (обрету) свой покой:
Вы будете у очага скрючившейся (скорчившейся, сгорбленной) старухой,

Сожалеющей о моей любви и о своём гордом пренебрежении (презрении).
Живите, если мне верите, не ждите до завтра:
Собирайте с сегодняшнего дня розы жизни.


В оригинале стих удивительно лёгкий и музыкальный, он звучит изящно. А вот переводы.

Перевод Владимира Набокова:

Когда на склоне лет и в час вечерний, чарам
стихов моих дивясь и грезя у огня,
вы скажете, лицо над пряжею склоня:
весна моя была прославлена Ронсаром, -

при имени моем, служанка в доме старом,
уже дремотою работу заменя, -
очнется, услыхав, что знали вы меня,
вы, - озаренная моим бессмертным даром.

Я буду под землей, и, призрак без костей,
покой я обрету средь миртовых теней.
Вы будете, в тиши, склоненная, седая,

жалеть мою любовь и гордый холод свой.
Не ждите - от миртовых дней, цените день живой,
спешите розы взять у жизненного мая.


Здесь есть удачные моменты, но, по сравнению с оригиналом, текст несколько тяжеловесный и вялый. Предпоследняя строфа ритмически выбивается. И то, что у Ронсара сказано просто и прямо, здесь выглядит очень уж витиевато, от этого сразу смазывается впечатление. На самом деле, тексты времён Ренессанса не были такими уж замысловато-тяжеловесными, на первом месте всегда стояла гармония, и рифма в ущерб смыслу считалась дурным тоном.

Ну и культурные различия дают о себе знать - "призрак без костей" нам непонятен. Сразу возникает вопрос, почему он без костей, и бывают ли призраки с костями...

"Миртовые тени" считаются стилистической ошибкой - всё равно что "тополиные тени" или "дубовые тени".


Перевод Вильгельма Левика:

Когда, старушкою, ты будешь прясть одна,
В тиши у камелька свои вечер коротая,
Мою строфу споешь и молвишь ты, мечтая:
“Ронсар меня воспел в былые времена”.

И, гордым именем моим поражена,
Тебя благословит прислужница любая,—
Стряхнув вечерний сон, усталость забывая,
Бессмертную хвалу провозгласит она.

Я буду средь долин, где нежатся поэты,
Страстей забвенье пить из волн холодной Леты,
Ты будешь у огня, в бессоннице ночной,

Тоскуя, вспоминать моей любви моленья.
Не презирай любовь! Живи, лови мгновенья
И розы бытия спеши срывать весной.


Этот перевод читается и воспринимается сравнительно легко, в нём поймано настроение, но он далёк от первоисточника - взять хотя бы "прислужниц" вместо одной конкретной служанки - или эти долины, "где нежатся поэты", и "холодную Лету", которой у Ронсара нет. Впрочем, этот перевод мне всё равно нравится, потому что в то время античные образы были более чем популярны, и Лета, как вариант, вполне могла тут появиться. Вообще, можно сказать, что дух времени передан. Только вторая строфа поэтически слабовата, на мой взгляд, хотя размер и рифмовка идеальные.
Зато последние шесть строк поэтически очень хороши, несмотря на отступления от оригинала.

Но в обоих переводах потерян параллелизм из второй строфы "mon nom" - "votre nom" ("моё имя" - "ваше имя"), ну и ради рифмы и размера появилось много неточностей в содержании.

В Интернете есть ещё множество любительских переводов этого сонета. Они в большинстве своём довольно-таки корявые - не побоюсь этого слова - и гораздо дальше от первоисточника, чем эти два.

Проблема в том, что представление о Ронсаре по переводам можно получить, но насладиться его стихами, их звучанием в полной мере невозможно. Пушкина тоже невозможно перевести на другие языки без потерь. Всё-таки лучше читать такие произведения в оригинале.

Ранних французских поэтов, которые писали менее строгим стихом - например, ту же Марию Французскую, о которой я говорила в предыдущем посте, - совершенно спокойно можно читать в переводах.
А вот где-то начиная с Франсуа Вийона предпочтительнее оригиналы.
Tags: Франция, переводы, филология
Subscribe

  • Элиот

    Любимое. Томас Стернз Элиот (пер. А. Сергеева), из цикла "Четыре квартета". * Время и колокол хоронят день, На солнце надвигаются туча и тень.…

  • День памяти Николая Гумилёва

    Николай Гумилёв. Фрагмент группового фото, 1921 г. Фотограф М. Наппельбаум Сегодня 100 лет со дня гибели Николая Гумилёва (3 (15) апреля 1886 —…

  • День памяти Александра Блока

    Сегодня 100 лет со дня смерти Александра Блока. * * * Рожденные в года глухие — Пути не помнят своего. Мы, дети страшных лет России, Забыть не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments