Мария Голикова (erdes) wrote,
Мария Голикова
erdes

Category:

Тень каравеллы

Сегодня стала разбирать папку со своими старыми стихами и записями - и вспомнила замечательного писателя, книги которого очень повлияли на меня в детстве, многому научили и объяснили многие вещи. Это Владислав Крапивин.
Кто это и что такое отряд "Каравелла", в Екатеринбурге никому объяснять не надо, а тем, кто не знает, расскажу. Крапивин - замечательный детский писатель, автор множества приключенческих и фантастических книг. Вот его официальный сайт: http://www.rusf.ru/vk/index.htm.

В 1961 году он основал в Екатеринбурге, тогда ещё Свердловске, детский отряд "Каравелла". Там занимались - и занимаются - журналистикой, фехтованием и морским делом. Отряд существует и по сей день: http://www.carabela.ru/.

Я туда не ходила - училась в простой и в художественной школах, жила далеко, и на что-то ещё просто не хватило бы времени, если относиться к делу ответственно. Но читать и мечтать ничто не мешало. Каравелловские принципы я знала наизусть, они актуальны для меня и сегодня.

Не знаю, читают ли книги сегодняшние дети так же взахлёб, как читали мы с друзьями. Но я очень желаю им поменьше сидеть у компьютеров и побольше читать, придумывать, делать что-то своими руками, потому что это очень здорово. Получается фантастическое детство, которое не просто приятно вспомнить. Сегодня я понимаю, что мои детские мечты, даже самые романтические, не пропали зря, не исчезли со временем, а воплощаются в реальности. Крапивин из тех писателей, чьи книги уводят в придуманный мир не для того, чтобы укрыть от реальных проблем, а учат не бояться этих проблем и решать их.

И ещё одна очень важная вещь - они помогают наполниться романтикой, почувствовать романтический пафос и полюбить его - и впоследствии не комплексовать, если надо будет открыто высказать свои чувства или выступить против мнения большинства. Не бояться, что тебя кто-то не поймёт или посмеётся над тобой. И вообще иметь в виду, что любое настоящее дело требует преданности, а значит, и искренности, и что своих чувств никогда не нужно стесняться. Если любишь что-то, то говорить об этом надо прямо и без иронии - только так можно найти единомышленников и друзей.

Вот запомнившийся мне отрывок из повести "Тень каравеллы":

       "Уставала рука. Ныло плечо, затекала кисть. Ведь плавания продолжались подолгу, и все это время приходилось держать кораблик у карты. В поднятой ладони.
       Конечно, можно было сделать иначе. Можно было карту развернуть на полу, а каравеллу двигать по морям, как пешку по доске. Но мы так никогда не поступали. Почему? Трудно объяснить. Нет, мы не боялись открыть нашу "каюту": все равно все вечера мы были одни. Боялись другого: если сделаем что-нибудь не так, как вначале, исчезнет радость игры. Эта радость, окрашенная легким отблеском тайны и приключений, требовала многого. Ей нужен был тихий шелест висящей карты, потрескивание огня, покачивание ладони, на которой стоит каравелла. И даже ноющая усталость в руке была нужна. Так уставали руки рулевых после долгих штормовых вахт. Мы боялись что-то изменить. Так боятся легким шумом спугнуть лесную тишину или неточной линией испортить хороший рисунок.
       Мы полюбили каравеллу радостно и крепко. Порой я забывал, что она просто плоский бумажный кораблик. Каравелла снилась по ночам — большая и настоящая. Подробно и ярко я видел, как подходит она к скрипучему деревянному пирсу и выпуклый борт ее нависает над грудами пузатых бочек, свернутыми в кольца канатами и причальными тумбами. Высоко поднимается корма, похожая на узорчатый дом с узкими окнами и балкончиками. Пахнут дегтем коричневые доски обшивки. Почему-то пахнут огуречным рассолом желтоватые свернутые паруса. На тугих, как струны, вантах сидят и весело скалят зубы парни в пестрых косынках. И вся каравелла, еще не остывшая от солнечного жара южных морей, дышит теплом, как подошедший вплотную паровоз...
       Слова "мыс Горн", "Кейптаун", "Каттегат", "Тасмания" уже не звучали как непонятная музыка. Мы знали, где эти места, чем хороши и чем опасны. Мы прошли на своем судне через два океана вслед за Диком Сэндом, а потом повторили тяжелый путь Лаперуза. О Лаперузе прочитали мы в суровой и печальной книге "Навстречу гибели".
       Тень нашей каравеллы скользила по океанам.
       Еще в тот вечер, когда я впервые поставил каравеллу на ладонь, Павлик сказал:
       — Ты не шурши ею по карте, держи ближе к свету. Пусть на карту падает тень. Там, где ляжет тень от бушприта, — там мы, значит, и плывем.
       Я придвинул каравеллу к лампе, нацелив бушприт на мыс Доброй Надежды. Тень нашей каравеллы темной бабочкой легла на Индийский океан...
       Там, где ляжет Тень Каравеллы, зашумят над волнами наши паруса и защелкают флаги. Там, где ляжет Тень Каравеллы, мы пройдем сквозь тяжелые удары выстрелов и штормовое завывание ветров.
       Там, где ляжет Тень Каравеллы, будут трудные дороги, соль разъест на ладонях кожу, морозы сожгут лицо, солнце обуглит плечи. Тысячи загадок лишат человека покоя и сна. Но не будет там в жизни уныния и ленивой скуки".

А ещё была одноимённая песня. Я нашла текст в книжке и написала для него музыку.

       Владислав Крапивин
       ТЕНЬ КАРАВЕЛЛЫ

Иногда память детства приходит ко мне
Среди северных гор и лесов…
Голубая звезда в незамёрзшем окне
И летящая тень парусов…
Снова ночь опустила на старый причал
Непроглядную темень свою.
Над рулонами карт оплывает свеча,
Тайна смотрится в окна кают.

       Эту тайну другим не понять.
       Эту память у нас не отнять.
       И когда перед дальним путём
       Сердце, дрогнув, забьётся несмело,
       Перед тем, как идти,
       Я зову, чтоб в пути
       Догнала меня
       Тень Каравеллы…

Мой товарищ, когда онемеет рука,
Вспомни вновь, что и ты рулевой
И водил наш корабль сквозь янтарный закат
На свинцовый рассвет штормовой.
Путь бывает тяжёл, но никак не поймёшь,
У костра, засыпая к утру:
То ли волны шумят,
То ли сосны гудят,
То ли мачты скрипят на ветру…

       Да и как это можно узнать,
       Если видишь в пути то и дело,
       Как скользит по дорожным камням
       Здесь и там
       Быстрокрылая
       Тень Каравеллы.

1961 г.
Tags: Владислав Крапивин, Екатеринбург, Урал, книги, море, раздумья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments