foto

"Если вы не бывали в Свердловске..."

В подземном переходе старушка играет на гармошке и с чувством поёт "Свердловский вальс". В парке -- советский уют (девушка с веслом, пионер с горном, олени и прочее) с каким-то пелевинским оттенком. Тут же динозавры смотрят из-за забора. Две дамы степенно прогуливаются по лесной дорожке; прохожу мимо и слышу обрывок их беседы о птеродактилях. Девочка на самокате с ускорением съезжает с горки, стараясь миновать шишки, сосновые корни и сами сосны и с восторгом в глазах кричит: "Ой, мамочки!". Дятел подлетает совсем близко и даёт себя рассмотреть. Дети танцуют на траве. Земляника краснеет, появляются первые сыроежки.



Collapse )
gum

Николай Гумилёв "Городок"

У Гумилёва всегда была мечта о гармоничной, правильной жизни, очень традиционной, патриархальной. Его собственный жизненный почерк практически исключал подобный уклад — но мечта от этого становилась только ярче... И сегодня имя Гумилёва ассоциируется с ней больше, чем с беспорядочным и надломленным литературным Серебряным веком.

Николай Гумилёв
ГОРОДОК

Над широкою рекой,
Пояском-мостком перетянутой,
Городок стоит небольшой,
Летописцем не раз помянутый.

Знаю, в этом городке —
Человечья жизнь настоящая,
Словно лодочка на реке,
К цели ведомой уходящая.

Полосатые столбы
У гауптвахты, где солдатики
Под пронзительный вой трубы
Маршируют, совсем лунатики.

На базаре всякий люд —
Мужики, цыгане, прохожие —
Покупают и продают,
Проповедуют Слово Божие.

В крепкослаженных домах
Ждут хозяйки, белые, скромные,
В самаркандских цветных платках,
А глаза всё такие тёмные.

Губернаторский дворец
Пышет светом в часы вечерние.
Предводителев жеребец —
Удивление всей губернии.

А весной идут, таясь,
На кладбище девушки с милыми,
Шепчут, ластясь: «Мой яхонт-князь!» —
И целуются над могилами.

Крест над церковью взнесён,
Символ власти ясной, Отеческой,
И гудит малиновый звон
Речью мудрою, человеческой.

1916


art_52_06_25.jpg
М. М. Гермашев. Пейзаж с церковью.
gum

"В то время я гостила на земле..."



День рождения Анны Ахматовой.


* * *

В то время я гостила на земле.
Мне дали имя при крещенье — Анна,
Сладчайшее для губ людских и слуха.
Так дивно знала я земную радость
И праздников считала не двенадцать,
А столько, сколько было дней в году.
Я, тайному велению покорна,
Товарища свободного избрав,
Любила только солнце и деревья…
nebo, Pierrot, England, night

"Должен ли писатель учить"

Это касается не только писательства — и религии, и просто жизненной философии. А прежде всего — людей.

"Сейчас отшумели споры о том, должен ли писатель учить. На самом деле писатель учит не столько продуманными и выспренними фразами, выражающими, как он считает, его взгляды, сколько всей атмосферой книги, предметами, пейзажем, одеждой, языком — короче, всем тем, о чём он почти или совсем не думал.
Высокое, истинное искусство отличается от ремесленных прописей тем, что у плохой книги есть мораль, а хорошая книга — мораль сама по себе".

Г. К. Честертон "Сказки Толстого"
art

Лето с русскими маринистами

Сегодня -- две картины с одним названием: «На палубе фрегата "Светлана"». Их автор -- Александр Карлович Беггров, художник-маринист, сам служивший на флоте. Эти картины могли бы стать идеальными иллюстрациями к повестям Станюковича.


А. К. Беггров. На палубе фрегата "Светлана". 1881




А. К. Беггров. На палубе фрегата "Светлана". 1884
gum

"И год второй к концу склоняется..."

Николая Гумилёва часто называют «поэт, путешественник, воин». Кажется, будто это три равнозначные характеристики — что в корне неверно.
Без сомнения, Гумилёв — путешественник, причём не турист, а путешественник профессиональный. Да, он был воином и в буквальном смысле — солдатом Великой войны — и в переносном. Но и путешествия, и война — прежде всего, лики его поэзии, формы поэтической жизни. Гумилёв — поэт, и поэтому — путешественник, и поэтому — воин.

Многие отчего-то любят представлять его этаким певцом войны, имперской славы, милитаристом. Это более чем странная идея, особенно если учесть, что войне он посвятил совсем немного стихов, порядка шести. Впрочем, те, кто это делает, обычно цитируют одно, самое известное его военное стихотворение — «Наступление»:

Та страна, что могла быть раем,
Стала логовищем огня,
Мы четвёртый день наступаем,
Мы не ели четыре дня.

Но не надо яства земного
В этот страшный и светлый час,
Оттого что Господне слово
Лучше хлеба питает нас…


И мало кто знает, что эти стихи были написаны ещё до того, как Гумилёв побывал в своём первом бою. Он написал «Наступление», когда только прибыл в свой полк, под впечатлением от рассказов однополчан о недавних боях, о днях, когда продовольственные обозы не успевали за кавалерийскими частями, из-за чего солдаты голодали, продолжая наступать. Эти стихи сразу же после написания были отправлены в журнал «Аполлон» и открыли в последнем номере 1914 года большую подборку, где, конечно, преобладала военная тема.

А вот стихи, написанные Гумилёвым, уже получившим опыт войны, в 1916 году: Collapse )
art

Лето с русскими маринистами

Хочу исполнить свою давнюю мечту и посвятить это лето отечественной маринистике, которую очень люблю.


И. К. Айвазовский. Закат. 1866



А. П. Боголюбов. Синоп. Турция. 1856



Прежние сезоны:

-- Осень с Джоном Аткинсоном Гримшоу
-- Зима с голландцами
-- Весна с прерафаэлитами
-- Лето с Сильвестром Щедриным
-- Осень с Эдуардом Кортесом
-- Зима в средневековой миниатюре
-- Весна с африканскими художниками
-- Лето с иллюстрациями к русским народным сказкам
-- Осень с Гюставом Доре
-- Зима в японской гравюре
-- Весна с Альфредом Сислеем
-- Лето с пейзажами Русского севера
-- Осень с Эженом Гальен-Лалу
-- Зима с Аполлинарием Васнецовым
-- Весна с Полем Синьяком
-- Лето с Коукеем Кодзимой
-- Осень с Иеронимом Босхом
-- Зима с наивными художниками
-- Весна со скандинавскими художниками
-- Лето с художниками Серебряного века
-- Осень с Уилфредом Дженкинсом
-- Зима с художниками-иллюстраторами
-- Весна с художниками-сюрреалистами
Все посты рубрики - по метке "живопись и графика".